Привычный всем мир сгорел в огне. Ядерная война не только уничтожила миллионы жизней, но и разделила общество на простых людей и совершенно иных. От городов остались лишь руины. Теперь каждый выживает как хочет, и все знают, что новый мир слишком жесток и беспощаден. Главное теперь - выживание. Даже если ты обычный человек, и нет особых навыков и умений, ты обязан попытаться выжить. Шанс на выживание есть всегда и у всех.
Январь-февраль, 2024 года
Постапокалиптика, выживание
камерный проект, пассивный мастеринг; эпизоды; NC-17 (18+);
Дэвид
Дэв
Главный администратор, дизайнер. Можно обратиться по всем вопросам

After Us

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » After Us » Прошлое » Болото печали [12.12.2023]


Болото печали [12.12.2023]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

БОЛОТО ПЕЧАЛИ
12 декабря 2023 года l Болота
Дэвид Унгер, Перси Ирвинг
Полковник Унгер, вместе с отрядом, возвращаясь с рейда по нейтральным землям, встречается с человеком, увязшим в болотной жиже. Теперь Аномалам предстоит решить: бросить молодого парня на произвол судьбы или же дать ему шанс обрести свое истинное предназначение?

0

2

Кажется, это был конец.
Перси уже сто раз успел пожалеть о том, что не остался с группой сидеть у костра, а решил поизучать территорию, поискать следы. Искать следы пропавшего чёрт знает где Эндрю на совершенно незнакомой, топкой местности – эта затея звучала настолько бредово, что, наверно, с самого начала была обречена на провал, но сейчас здравомыслие было далеко не на стороне Перси. Он не хотел сдаваться. Упорно верил, что где-то Эндрю да есть, что он жив, что обязательно найдётся.
Не было никаких гарантий, что именно здесь, на Болотах, Эндрю и оказался. Перси порой даже сомневался, по правильному ли следу он шёл – и тут же отбрасывал эти сомнения в сторону. Других следов не было. Всё, что он мог, это идти дальше, спрашивать всех, кого можно, видели ли они мальчика, точь-в-точь похожего на Фрэна – тут впору было порадоваться, что младшие уродились близнецами и выглядели чертовски похоже, можно было не париться с объяснениями, кого именно он ищет. И Перси упорно шёл дальше, твердил из раза в раз, что им нельзя сдаваться, что надо искать дальше, ведь Эндрю наверняка их где-то ждёт.

Рассказ об Аномалах даже как будто убедил его в том, что он на правильном пути. В голове словно сложился пазл: ну правда, где ещё мог быть Эндрю, увезённый чёрт знает кем? Где, как не у группировки, причастной к торговле людьми и прочим ужасам – и Перси старался лишний раз не думать о том, что могли сделать с его младшим братом. С тем же самым упорством он игнорировал и тот факт, что никаких реальных улик у него, по сути, не было, сплошные догадки, основанные на чужих россказнях и предположениях. Он мог ошибаться и вообще идти в неправильном направлении, но... В том-то и была проблема, что больше у Перси вариантов не было. И за этот призрачный шанс отыскать Эндрю он вцепился мёртвой хваткой.

Хуже всего то, что Фрэнсис попёрся за ним.
Ведь мать говорила – береги братьев, у них больше никого нет, о них никто не позаботится, кроме тебя. Вот Перси и «позаботился», ага. Молодец. Такой классный старший брат, что в итоге остался один только Фрэнсис. И ведь он был настолько одержим поисками Эндрю, что в итоге умудрился потерять даже его. Надо было наступить на горло своей подозрительности и сказать Фрэну, чтобы он остался с группой – они всяко лучше знали эту территорию лучше них двоих, прежде никогда не совавшихся на Болота. Но нет же. Все дельные мысли почему-то приходили в голову уже после того, как Перси успевал накосячить.

В болоте они увязли намертво. Единственный шанс на спасение появился, когда Перси увидел тех людей из группы – сразу же заорал, привлекая их внимание, умолял спасти Фрэна. О себе уже не думал вовсе, лишь бы только младший братец остался жив. Но нет. Всё, что сделали их новые знакомые, это проверили, насколько глубока топь, и решили лишний раз не рисковать. Перси думал – а что он бы сделал на их месте? Ради совсем незнакомых людей, о которых он знает только как их зовут и на этом всё. Думал, думал и отказывался понимать. Ладно он, уже в целом взрослый и самостоятельный человек, но Фрэн?..
Разве можно было бросить Фрэна? Слабого, беспомощного, давным-давно сломленного под гнётом всего, что им пришлось пережить. Из них четверых Фрэну пришлось, пожалуй, тяжелее всего, и Перси больно было смотреть на то, как постепенно тает его надежда, как он стремительно превращается в один сплошной комок нервов, вздрагивающий от любого шороха.
Ещё больнее было осознавать, что их единственный шанс на спасение стремительно ускользал. Эти люди даже не обернулись, несмотря на то, что Перси ещё долго их звал, умолял и проклинал.
Какова вероятность, что сюда вообще кто-то ещё сунется? Может, это они, молодцы такие, единственные, кто догадался сунуться в место, которое все нормальные люди обходят стороной – у Перси не было карты, он не мог толком понять, где здесь и что находится. Худо-бедно ориентировался и понимал, что они идут в юго-западном направлении, и на этом, собственно, всё. В Арканзасе таких топей не было. Да и на нейтральных территориях тоже.
Он сам виноват во всём этом. Загнал и себя, и брата в ловушку. И шансов на спасение у них, в общем-то, и не было.
Потом начало темнеть и холодать. Перси вспомнил слова отца о том, что в холода обязательно нужно двигаться, чтобы согреться: одежда не будет греть тебя сама по себе, она лишь сохраняет тепло. Не будешь шевелиться – точно околеешь. Вот только как шевелиться здесь, находясь по пояс в болотной жиже, понимая, что любое неверное движение – и тебя опять потянет на дно? Перси понятия не имел, что делать. И не знал, как можно помочь Фрэну. Возможно, если бы они находились чуть ближе друг к другу, он бы попробовал сам его вытащить или хотя бы подтолкнуть в сторону берега. В любом случае так было бы лучше. Но увы, сейчас Перси даже головы его не видел и только лишь звал Фрэна время от времени, дабы убедиться, что он всё ещё жив.

В какой-то момент Фрэнсис перестал отзываться, и у Перси внутри шевельнулось нехорошее предчувствие. То ли от усталости, то ли уже от отчаяния, но он и это проигнорировал, убедив себя в том, что Фрэн попросту устал. Он и сам был на последнем издыхании. Устал бояться – за себя и за других – устал бороться за каждый долбанный шаг, устал идти неизвестно куда и ждать неизвестно чего. Жутко хотелось закрыть глаза и представить, что всё это просто один большой страшный сон.

Гнус довольно быстро приметил добычу. Комары облепили лицо Перси и оголённый участок шеи. Поначалу ещё как-то удавалось убеждать себя в том, что не всё так страшно, вот только долго это не продлилось. Перси дёргал головой, пытаясь отогнать от себя навязчивых насекомых, но те как будто осознали, что он при всём желании не сможет отсюда выбраться, и продолажли сосать из него кровь. Лицо жутко чесалось от многочисленных укусов.

А потом он увидел в темноте яркий свет.
В этот момент у него словно открылось второе дыхание и откуда-то взялись силы на то, чтобы снова закричать.
Помогите! На помощь! – заорал Перси.
А ведь эти люди не факт, что с добрыми намерениями к ним направлялись. И всё-таки... всё-таки это был шанс на спасение, Перси не мог его упустить. Не имел права. Поэтому он твёрдо решил, что всеми силами добьётся, чтобы их вытащили отсюда. А уж что будет потом...
Вот потом и разберётся. Не в первый раз уже.
Свет фар особо не помогал разглядеть «спасителей» – он горел из-за их спин, и Перси мог видеть только тёмные силуэты.
Видел, как в его сторону направился какой-то мужчина. Невольно рванулся к нему, потянув за собой увязшее в тине ружьё – за всё то время, что он тут находился, из рук его так и не выпустил. Ружьё как будто было единственным, что ещё связывало Перси с прошлым, с его семьёй, которую он почти потерял.
«Почти» – потому что Фрэнсис всё ещё был жив. По крайней мере, Перси так думал.
Там мальчик! – кричал Перси, несмотря на то, что голос уже начинал садиться и горло болело – говорить тише казалось ему кощунством. Будто его могли или не услышать, или не понять, или попросту проигнорировать, как уже сделала та группа. – Ему всего шестнадцать! Вытащите его скорее, он же погибнет! Прошу вас!
Он кричал ещё что-то, уже не понимал, что именно. Со слезами на глазах умолял спасти Фрэнсиса. В конечном счёте нервы у Перси всё-таки сдали, и он чертовски боялся, что и эти люди уйдут, оставив их совершенно одних, на произвол судьбы.
Оставят Фрэна, который подобной судьбы уж точно не заслужил.

Отредактировано Percy Irving (2021-01-20 05:47:32)

+4

3

Болото всегда было вотчиной Аномалов и только они здесь полноправные хозяева всей территории. Им принадлежит и старый, нефтеперегонный завод, где из под земли выкачивается и черное золото, чтобы потом преобразоваться в топливо. Меньше всего группировка могла позволить чужакам спокойно бродить по их владениям, даже с целью обычного любопытства, им места здесь нет.  По этой причине военные организовали патрули, чтобы у них была возможность отследить передвижение противников, если таковы появятся. Только мутанты знали все окольные и безопасные пути, благодаря которым можно было спокойно, и главное без происшествий, добраться до их базы или до нейтральных территорий, минуя болото. Оно представляло из себя, почти, сплошную топь. Идти здесь, не зная дорог, чистое безумие, обычное самоубийство. Утопнуть в вязкой трясине на болотах проще простого. Даже маленькие бочажки с водой представляли опасность. У них не было дна, как такового. В них просто проваливались, даже если размер этого очага был всего полтора метра или еще меньше. В тине, которая плавала поверх бочажков можно было без труда запутаться, она словно плотоядное существо, утягивало своих жертв на самое дно. Гнус, еще одна опасность болот. Не знающие его особенности люди просто падали жертвами кровожадных насекомых, которые еще и переносили болезни, помимо того, что могли высушить жертв досуха, взяв численностью. Стоит только уснуть и все, человек, облепленный насекомыми, больше не просыпался. От него оставался лишь осушенный, скукоженный, как будто от долгой голодовки, труп. Даже простые репелленты не спасали от мутировавших комаров. Они стали злее и главное кровожаднее. Единственным способом спастись от них была плотная, в несколько слоев одежда, без доступа к оголенным участкам тела. Впрочем, гнус встречался не по всей территории Болота а местами, где-то их было меньше, где-то летали целые черные тучи, нависая над мутными озерцами и камышами. Такие места стоило обходить стороной. Так что случайные путники часто забредали куда не попадя, куда вообще не следовало им совать носа, и гибли. С одной стороны территория была непригодна для высаживания культур и посевов, а с другой представляла природный барьер для непрошенных гостей. Но ради пропитания и выживания Аномалам приходилось ездить в бартертауны, дабы продать топливо и привезти на базу требующиеся продукты и различные вещи. Мутантам удалось удержать под своим контролем около тридцати поселений и пяти анклавов на юге нейтральных земель, с которых они и брали дань, предоставляя в обмен свои услуги. От мародеров многим было тяжело защититься, но стоило появится аномалам и их флагу с треголовым цербером над поселением, как его больше не пытались захватить. Бандиты знали, что их найдут и уничтожат, потому предпочитали не лезть на рожон к тем у кого полно оружия. Иногда деревни разрывали сделки, хотя это было очень редко. Вот и сегодня, один из анклавов, отказался платить дань. С самого утра целый отряд Аномалов занимался зачисткой недовольных. Больше половины жителей были жестоко убиты, остальные, что выжили связаны и загружены в грузовик с одной единственной целью - оказаться на военной базе в качестве пленников. Во время боя Дэвид позволял своим солдатам творить все. Они брали что хотели, грабили дома, убивали жителей, насиловали женщин. Альфа мог бы поспорить, что если кому-то из них посчастливилось выжить в том аду, что они устроили, бедняжки проснуться на следующее утро уже с ублюдками в животах. Правда беременность будет недолгой, мучительной, и закончится выкидышем. Дети, которыми беременели женщины от мутантов, никогда не доживали до положенного срока. Если же женщину-мутанта замечали в связи с мужчиной, Аномалы убивали такую быстро и сразу же, как только узнавали об этом. По негласному уставу группировки было запрещено смешивать свою кровь с людьми. Пока солдаты зачищали анклав, Дэвид находился среди них. Ему ужасно хотелось есть. Нет, не перекусить батончиком или гречневой кашей с тушенкой, а мяса, сладкого, сырого и человеческого. Сначала полковник просто стрелял в обороняющихся и убегающих людей, срезая их очередью, а потом выследил одного, затолкал в полупустой дом и там расправился, оторвав голову. Уже после, повалив на пол, впился зубами в горячую плоть, разрывая ее с неистовым голодом. Только вдоволь насытившись, уже когда бой закончился, Дэвид вышел на улицу. Кровь, разлитая на земле, отдавала металлическим, мерзким запахом, в воздухе витал аромат пороха и смерти. Солдаты бродили по домам, добивая раненных, искали все, что можно забрать. Из-за угла дома на Унгера напал один из выживших, но отростки отреагировали быстро. Метнулись к человеку, хлесткими движениями оставив на его лице тяжело заживающие ожоги. Мужчина уронил топор и получил пулю в грудь от развернувшегося к нему альфы. Дело было сделано. Все закончилось.
Обратно Аномалы ехали еще медленнее, потому что везли с собой уйму барахла и три грузовика, наполненных людьми. Где-то там, на горизонте, вился огромный столб черного дыма, где когда-то был анклав, отказавшиеся платить положенную дань.
***
Уже на территории Болот грузовик с людьми был закрыт плотной сеткой, чтобы гнус не пробрался внутрь. Предстояло проехать несколько миль через тучи гнуса. Была еще одна дорога, но она была более узкой, не для такой тяжелой техники, и не особо надежной в этом плане. Мутанты не пользовались защитой от гнуса, потому что он был им совершенно не страшен. Комары не интересовались их кровь, для них она была, в некотором роде, совершенно непривлекательной. Она не издавала таких вкусных запахов, как человеческая и не манила гнус. Разве что мошкара лезла в глаза, только и всего. По этой причине солдаты, в том числе и Дэвид, надели на головы шлемы с закрытым забралом. Усевшись около окна броневика, ползшего по болотной грязи впереди всей колонны, Унгер смотрел на мрачный пейзаж вокруг. В зимние деньки довольно быстро темнело и на болота опустились сумерки. Были включены мощные прожекторы, фары и фонари, которые прорезали плотный туман.
- Выключи это завывание, задрал уже - буркнул альфа в сторону солдата за рулем, который слушал какую-то непонятную попсу из динамиков, состоящую из повторения пары слов в течении всей песни. - У меня уже в ушах скоро будет звенеть
Краем губы улыбнувшись солдат исполнил приказ полковника, вырубив музыку совсем. Тут то заскрипела рация, зашумела тихо, засунутая в карман разгрузки
- Генерал - раздалось из динамика - Генерал, тут какие-то крики с северо-западного направления.
- Да тут всегда кто-то да кричит - ответил Дэвид с усмешкой, включив рацию, но не доставая ее даже из кармана.
- Ладно, останови, проверим кто там. Вдруг там какая-нибудь болотная тварь, лакомится, мне совершенно не хочется, чтобы их здесь развелась тьма.
Тут несколько вариантов. В болоте могли застрять люди, могли мутанты, а может и теми и другими уже кто-то питается. Стоит узнать, авось идти всего ничего.
- Всю колонну остановить по моему приказу - передал Дэвид, жестом шоферу показывая заглушить мотор. Когда из машины выбрались, то сразу направились туда, откуда раздавался окрик. Полковник брел впереди, смотря себе под ноги и не переступая некоторую черту. Он остановился неподалеку от застрявшего в трясине молодого юнца, который держался за ружье, что тоже шло ко дну вместе с ним. Незнакомец кричал что-то о мальчике, слезно просил его спасти, а когда в сторону посвятили фонариком, то ничего не увидели, кроме пузырей в нескольких местах и блестящей, коричнево-зеленой жижи, с плавающими в ней водорослями.
- Там нет никого, сынок - крикнул Унгер, поворачиваясь к солдатам и отдавая приказы на счет веревки. Пусть вяжут петлю, ее накинут на этого парня и попробую его вытянуть. Похоже он здесь был не один, но второй утонул, а может просто бредит. Вон как сильно лицо покусано гнусом. Быстро связали веревку. Один из солдат ее ловко набросил прямо через стоящего в трясине парня и петля затянулась на его бедрах.
- Держись крепче за нее - рявкнул во все горло полковник накручивая конец на свою руку, свободную от штурмовой винтовки. Можно было подогнать одну из машин, позвать еще солдат, но приложенной мутантом силы хватит. Он гораздо сильнее обычного человека и ему ничего не стоит послужить неким тягачом. Дэвид дернул на себя так, что юноша вылетел из грязи с глухим "чпок", разбрызгав вокруг себя капли грязи. Оружие у него сразу же отобрали, лишив ружья, чтобы не дай Бог, не принялся стрелять от испуга по сторонам.
- Вы что здесь забыли, детишки? Карусель искали или ларек со сладкой ватой? - спросил Дэвид наклонившись над парнем, блестя в свете белых фар черным забралом тактического шлема.

+4

4

И ведь в какой-то степени он даже понимал, что там действительно никого нет.

Фрэнсис был жутким паникёром. Тот же Эндрю, его брат-близнец, характером вышел гораздо сильнее него, несмотря на то, что родился на несколько минут позже. Эндрю можно было сказать: «Не нервничай, не дёргайся и делай так, как я скажу». И он бы послушал. С Фрэном ситуация обстояла... иначе. Так просто он бы не успокоился, нужно было всегда быть рядом с ним и постоянно напоминать, что всё хорошо, ситуация под контролем, старший брат рядом и обязательно спасёт, что бы ни случилось. И даже тогда не факт, что Фрэн перестал бы бояться.
Порой Перси это жутко утомляло и выводило из себя. Им всем было в равной степени тяжело, и лишь один Фрэнсис только тем и занимался, что ныл и сопли на кулак наматывал. Иногда им приходилось останавливаться на привал чуть раньше, чем рассчитывали, потому что Фрэн, видите ли, устал идти, у него болели ноги и вообще он в туалет хотел. Миллион раз случалось так, что Перси хотелось попросту сорваться на нём. Наорать на него, напомнить, что он вообще-то не один, а с братьями, а значит им нужно действовать сообща. Быть вместе, а не идти на поводу у капризов кого-то одного. Он хотел сорваться – и не мог. Фрэнсиса никак не исправишь, но вот сломать ещё сильнее можно было запросто. К тому же, как ни крути, он всё-таки брат. Перси был за него в ответе. За них всех.
И он должен был предвидеть, что Фрэнсис не захочет оставаться у болота один, а пойдёт обязательно следом за Перси. А в итоге именно по его вине Фрэн увяз в тине, и понимание этой вины тяжёлым грузом ложилось на плечи Перси. Фрэн пугался всего на свете и в панике совершенно не соображал, что делает. Такому утонуть и захлебнуться болотной жижей – как нечего делать.
Перси это понимал.
И не хотел верить.
Когда пропал Эндрю, он взял себе за правило: не видел тела – продолжай поиски, даже если совсем потерял надежду. Раз тела не было, значит брат всё ещё жив, и надо искать его дальше, изо всех, чёрт возьми, сил. Перси был просто обязан делать это ради них. Ради братьев он не имел права отступать. Больше ведь никто о них не позаботится. Матери нет, отца Перси не видел с тех пор, как тот ушёл из семьи, а что касается анклавов и поселений... Тут были сплошные разочарования.

Поэтому, когда ему сказали, что в болоте никого нет, он лишь упрямо мотнул головой. Не сдаваться. Бороться до тех пор, пока есть силы. Пока или Фрэн не будет в безопасности, или Перси не увидит его тело.
Это мой брат! – выкрикнул Перси, – он пошёл за мной и тоже увяз! Пожалуйста, отыщите его, он должен быть где-то здесь, я слышал его!
«Слышал» – около часа назад, наверно, если не больше. Перси списывал это на то, что Фрэн устал отзываться, потому как у самого уже горло саднило и в принципе он сильно вымотался, но... Всё оказалось куда прозаичнее, просто Перси это старательно отрицал. Отказывался сталкиваться с жестокой реальностью.

Незнакомцы набросили на него верёвку, и та затянулась вокруг бёдер. По приказу Перси уцепился за петлю, и его потянули к берегу. Очутившись на твёрдой земле, Перси тут же рухнул в траву – ноги не держали совершенно. Тянул его один-единственный человек – что было очень странно. Перси увяз в болоте конкретно, так просто и не вытащишь. Группа выживших, глянув на это дело, сразу оценила свои возможно и решила даже не пытаться. В конце концов, Ирвинги для них были лишь случайными попутчиками, стоило ли ради них рисковать собственными жизнями? Стоило ли брать себе на шею ещё два голодных рта? Ну, эти люди решили, что им такое нафиг не надо и предпочли попросту свалить.
Этот человек вытянул его в одиночку, без чьей-либо помощи, не используя ни машины, ни что-либо другое. Он оказался чертовски сильным – даже, наверно, неестественно сильным. Правда, Перси слишком устал и вымотался, чтобы обращать внимание на подобные вещи. Вдобавок всё, что сейчас его занимало, так это исключительно жизнь брата. Мысль о том, что Фрэна надо обязательно спасти, надёжно заглушала все прочие. Даже то, что, возможно, после спасения они оба окажутся в ещё большей опасности, чем прежде.

Ведь кто хозяйничает на болотах? Аномалы, то бишь мутанты. Они здесь главные, вся территория полностью под их контролем, и, скажем так, людей они не очень-то любили. Настолько не любили, что атаковали поселения и анклавы на юге нейтральных земель, кого-то вынуждали сотрудничать и платить дань – прямо как в средние века – кого-то разоряли. Многочисленные разрушения, убийства, торговля людьми и бог знает ещё что – всё это Перси знал со слов группы, к которой им с Фрэном удалось прибиться. И, судя по этим рассказам, Аномалы были именно теми ребятами, которых Перси и Фрэну стоило бы избегать в первую очередь. Лучшим решением было бы покинуть болота как можно скорее, вот только... След похищенного Эндрю вёл сюда. Перси уже не знал, насколько правильно он определил направление, не допустил ли где ошибки – пару раз он был уверен, что потерял след, но потом, вроде бы, удавалось снова его найти. В любом случае иных вариантов у него не имелось.
Но эти люди в военной форме, в шлемах с забралами, кем бы они в итоге не оказались, были его последней надеждой.

«Карусель искали или ларёк со сладкой ватой?»
Эти слова в контексте всего, что за последнее время обрушилось на Ирвингов, казались жестокой издёвкой. Если что Перси и искал, так это место, где они вчетвером могли остаться хотя бы на несколько месяцев, а не на пару дней. Возможно, путешествуй он в одиночку, в каком-нибудь анклаве или поселении его бы и взяли – рабочие руки лишними не будут. Вот только у Перси при себе был самый настоящий детский сад, и тут ситуация осложнялась. Никто не хотел брать к себе сразу четыре голодных рта. Перси с Томми, как старшие, были готовы хоть на галерах работать, а вот близнецы всё ещё были детьми. Они слабее, они быстрее выдохнутся, они не смогут работать так же, как все остальные – обуза, иными словами. Вот и получалось так, что их готовы были приютить в лучшем случае на один-два дня.
А порой и сразу посылали, отказав даже в медикаментах. И в итоге для Томми это закончилось более чем печально.
В любой другой ситуации Перси бы обязательно огрызнулся на эти слова, но сейчас он слишком устал, чтобы злиться и возмущаться. Сил не хватало даже на то, чтобы объяснить, какого чёрта они тут оказались – слишком уж долгая история, которая ещё с исчезновения Эндрю тянется. Вдобавок, если Фрэнсис всё ещё жив, на эти объяснения нет времени – его нужно спасать, срочно. Как только Фрэн окажется в безопасности, Перси всё этим людям расскажет. И... свалит с их территории, если они того попросят.
Кое-как поднявшись на локтях и встав на колени – после долгого стояния в болоте без какой-либо опоры под ногами Перси их едва ли чувствовал – он уставился в закрытое забрало шлема. Он не видел ни глаз, ни лица человека, с которым разговаривал, но надеялся, что хоть какое-то сочувствие в нём ещё не умерло и он им поможет.
Послушайте, – охрипшим голосом выдохнул Перси, – там мой младший брат. Я... я всё, что угодно для вас сделаю, клянусь. Всё, что захотите. Честное слово. Только вытащите его, умоляю...

Он понимал, что этими словами буквально подписывает себе смертный приговор – эти люди запросто могут его хоть в рабство взять, хоть убить на месте или ещё чего похуже.
Но иного выхода не видел.

Отредактировано Percy Irving (2021-01-22 12:12:29)

+3

5

- Мальчик, тебе же сказали - попытался донести до вызволенного Дэвид, опираясь ладонями в свои колени, облаченные  в камуфляжные штаны, всю истинную правду, которую видел сам - Нету там твоего брата.
Может быть он где-то там и был, но сейчас уже исчез в топи, а искать его никто не собирается. Какими бы не были мутанты, но они тоже могут увязнуть или провалится в трясину. Унгер не собирается рисковать хоть одним своим сородичем ради того, чтобы спасти человека, которого, впрочем, уже не вызволить. Это глупо, от слова совсем.
- Чего ты скулишь, как раненный пес? - спросил альфа вдруг протягивая руку и крепко хватая парня за шкирку, в районе одежды - Если ты хочешь, мы можем тебя закинуть обратно и ты легко окажешься там, где и твой брат.
Дэвид пихнул юношу вперед, едва ли не носом в грязь.
- Быстро вставай, иначе я тебе помогу - рявкнул мужчина так, чтобы его слышали. Голос у него в этот момент был грубым, резким. Солдаты, те, что вышли за ним из машин, столпились рядом, дожидаясь приказа ехать.
- У нас из-за тебя и так вышла заминка, потому поднимайся и лезь в машину - скомандовал Унгер больше не думая цацкаться с мальчишкой, их группа и так задержалась достаточно. Оставлять его здесь никто не будет. Заберут с собой на базу, даже если он этого не хочет. Не зря же мутанты его вытащили из грязи. Он им должен. А что с ним делать придумают позже. Тут уже зависит будет ли он полезен вообще им. Дэвид отдал приказ жестом солдатам развернуть прожекторы в сторону топей.
- Но прежде погляди туда, откуда пришел - сообщил альфа показывая пальцем в сторону болот. Бесконечное пространство впереди, без деревьев, даже самых чахлых, покрытое редкой осокой и кустами камышей. Трясина со стоячей, вонючей водой, где сверху плавали обрывки травы. Громко квакали лягушки и стрекотали цикады. Никого. Возникла такая тишина, которая прерывалась лишь гудением двигателей двух грузовиков сзади колонны.
- Советую двигаться, если хочешь жить, а не сдохнуть здесь - не удержавшись Унгер перехватил парня за край уха, специально побольнее, чтобы через боль ощутил как его дела плохи и вообще непонятно как такой щенок еще жив, толкнул и резко отпустил. Хотелось впечатать под бок еще и коленом, для скорости, но Дэвид сдержался. Ему уже хотелось побыстрее оказаться на базе, от всего этого у него болела голова. Еще водитель со своей попсой...
- Заводите моторы, мы едем дальше. - крикнул командным голосом Унгер перехватывая юношу за край локтя, крепко сжимая его пальцами, так, чтобы не выбрался - А ты лезь в броневик
Можно было отвести парня к грузовикам с людьми, но тогда бы пришлось потратить время на снятие москитной сетки от гнуса, а это лишние минуты. Ничего, в броневике места много, все поместиться. Так что юношу затолкали внутрь кабины, на заднее сидение и Дэвид уселся на этот раз уже не спереди, а рядом, громко хлопнув дверью. Попутно мутант прихватил ружье спасенного. Чего добру пропадать. Его он положил на переднее сидение рядом с водителем, отодвинув подальше.
- И так, мне нужен ответ на мой вопрос, который я тебе задал раньше - напомнил Унгер холодно доставая из кармана разгрузки пистолет. Водитель спокойно завел мотор броневика и колонна двинулась вперед. Дэвид быстро снял шлем с головы, кинув его на сидение впереди, туда куда положил и ружье, после чего плюхнулся рядом с юношей. Кажется, ему довеяли, раз посадили с собой так близко, но на самом деле Унгер держал ухо востро. Ему казалось, что он может ожидать любого подвоха от спасенного. Да, ему дали еще один шанс, чтобы выжить в новом для него мире, который кажется многим чрезвычайно жестоким, но это не значит, что ему позволят творить всякую херню и устанавливать свои правила. Сейчас они есть только те, что установит для всех полковник, в этих краях он царь и Бог. И чего он цацкается с этим щенком. Может пристрелить его и дело с концом? Ну а вдруг из него что выйдет полезное, для базы, например. Дэвида еще беспокоила фраза про брата, которому всего шестнадцать. Непонятно нахера эти дети вообще здесь оказались. Сидели бы у себя на нейтральных территориях, там не так опасно, как здесь, не считая мародёров и диких тварей. Захотелось приключений на свои тощие задницы? Вполне возможно. Так Болота это не парк аттракционов, здесь можно найти только смерть, если не знать здешних законов. Впрочем, судя по всему, за свою безответственность, этот юнец наказан, раз потерял брата. Теперь эта вина будет на его плечах. 
- Что ты здесь делаешь? - повторил вопрос Дэвид вдруг направляя пистолет в сторону спасенного - Говори, или я прострелю тебе башку
Последняя фраза прозвучала очень грозно, специально как можно более серьезно, хотя Унгер не хотел стрелять в него на самом деле, но лишь потому, что все забрызгает чужими мозгами и кровью. Если надо он удавит этого наглого мальчишку сам, собственными руками. Дэвиду никогда не нравилось, если люди не хотят отвечать на те вопросы, что он задал.
- Какого черта вы зашли на Болота? Что вы здесь искали? - оскалился полковник подставляя дуло под подбородок парню, перехватывая того за обе руки, крепко сжимая их, чтобы не сильно дергался, а то вдруг начнет биться или кидаться. Мало ли что от него ожидать, вдруг он вообще припадочный какой-то. Хватит ныть по брату, нету его уже. Стоит начать спасать свою шкуру, которая скоро начнет "тлеть".

+3

6

Бывали ночи, когда Перси сидел у костра, рядом со спящими братьями, и думал: а может, ну, бросить их? Оставить здесь, а самому попросить убежища в каком-нибудь поселении или анклаве. У него одного шансов получить помощь, как ни странно, было куда больше, чем у всех четверых. Его бы наверняка взяли, он бы трудился с остальными жителями поселения взамен на крышу над головой, воду и какую-никакую пищу, медикаменты и всё остальное. Братьям тоже когда-нибудь пришлось бы повзрослеть и начать заботиться о себе самостоятельно, пусть Перси с матерью и оттягивали этот момент настолько долго, насколько могли.
А потом он думал о маме. О том, что она тоже могла давным-давно их оставить. Сбежать, например, из того дома, а не тратить время на то, чтобы спрятать их четверых и уж тем более жертвовать собой, лишь бы только их не нашли.
И всё-таки она поступила именно так, а не иначе. Эта мысль была единственным ответом на все вопросы. После этого Перси тушил костёр, будил братьев, и они шли дальше. Все вместе.

А теперь Фрэнсис мёртв. И виноват во всём этом только Перси. Если бы он не попёрся на эти болота, если бы он придерживался своей изначальной цели и направился к Убежищу 126, а не на поиски Эндрю, которого возможно тоже уже нет в живых, то хотя бы один из его братьев остался бы жив. Да даже если бы он просто держался подальше от болот или настоял на своём и оставил Фрэнсиса с той группой – это было бы всяко лучше того, что случилось в итоге. Он наделал слишком много ошибок. И хуже всего было то, что эти ошибки стоили жизни его братьям. Перси должен был заботиться о них, но только погубил братьев.

Ему очень ясно дали понять, что больше никто помогать не собирается. Фрэнсис умер – с этим ничего не поделаешь. Возможно, тело настолько увязло в болоте, что Фрэн попросту захлебнулся, и никто в здравом уме и трезвой памяти не собирался соваться в тину так глубоко. Уж тем более ради трупа какого-то незнакомого парнишки. Перси стиснул зубы, давя подступающие рыдания – ему хотелось забить на всё, даже на этого человека в камуфляже, и взвыть, как побитой собаке.
Пинками и тычками его заставили встать. У Перси от слабости и усталости подгибались колени, каждый шаг вперёд давался ему с огромным трудом – чудо, что не упал снова по дороге. Но он уже и сам понял, что здесь никого его проблемы не волнуют. Он, кажется, ухитрился вляпаться в ещё большее дерьмо, чем рассчитывал – эти люди явно не из лучших побуждений его спасли. Всё, что он мог сделать, так это беспрекословно следовать их приказам, пока они ничего с ним не сделали. Убивать сразу после спасения казалось неразумным, но ведь бывают вещи и похуже смерти. Перси в своё время всякого от отца-полицейского наслушался и знал, на какие страшные вещи способны люди. Папа редко говорил дома о работе, но о некоторых делах, над которыми он работал, всё же рассказывал.
Как правило – с целью предупредить. Уберечь от опасности. В такие моменты он был непривычно серьёзен, не отпускал дурацких шуточек, как обычно, и Перси от этого всегда становилось как-то жутко не по себе.

Ему стоило больших усилий не развернуться и помчаться к болоту, чтобы самому вытащить Фрэнсиса – раз уж больше никто не собирался ему помогать.
«Он умер. Умер. Умер. Умер», – повторял про себя Перси, как будто снова и снова вонзая нож себе в самое сердце.

Его силком затащили в броневик и затолкали на заднее сидение. Перси не сопротивлялся: его сил хватало буквально только на то, чтобы кое-как стоять и идти, а как только он упал на сидение, то, казалось, тогда силы покинули его окончательно. Мама говорила, что в минуту опасности организм человека мобилизуется: выделяется адреналин, учащается дыхание и сердцебиение, повышается скорость реакций и болевой порог. Потом, когда опасность отступает, происходит истощение организма – Перси казалось, что нечто подобное он испытывал сейчас. Он весь мелко дрожал, его морозило, хотелось пить. На него накатило состояние какой-то апатии. Он не мог ни о чём думать, в голове была одна пустота.
Кажется, он просто устал. От всего на свете. От того, что нужно постоянно куда-то идти или бежать – даже если не знаешь, куда именно. Устал постоянно бороться за каждый шаг, быть сильным, снова и снова вставать на ноги после того, как упал. Он был и вполовину не таким сильным, как мама, а теперь и вовсе окончательно сломался. И сдался. Зачем бороться дальше, если у него всё равно нет ни дома, ни семьи, ничего? Все его близкие или мертвы, или пропали без вести, и Перси понятия не имел, что ему делать теперь. Только отпустить ситуацию и плыть по течению, надеясь, что когда-нибудь для него всё закончится.
Может быть, его сейчас застрелят – вот этот человек, приставивший пистолет к его подбородку и требующий объясниться.

Перси облизал пересохшие губы и почувствовал, что они тоже дрожат.
Мы искали Эндрю Ирвинга, – наконец отозвался Перси, – нашего брата. Он пропал около месяца назад, но я смог найти следы людей, которые его увезли, и они привели нас сюда. В любом случае... у меня больше не было идей, где ещё его можно искать.
К горлу подкатил горький ком, и Перси кое-как его сглотнул.
Мы собирались идти к Убежищу 126, думали, что хотя бы там для нас найдётся место, но... Но случилось это, и планы пришлось менять.
Поиски Эндрю привели к тому, что Перси потерял ещё и Фрэна, и это буквально сводило его с ума. Он облажался. Грандиозно облажался. Мать просила его защитить братьев, а он не смог этого сделать, и это было больнее всего. Он погубил даже Фрэна, который больше всех нуждался в его заботе и защите. Как можно было?..

Перси покосился на приставленный к подбородку пистолет.
Если хотите стрелять, то стреляйте, – вдруг сказал он, и голос у него невольно задрожал.

Отредактировано Percy Irving (2021-01-28 02:33:53)

+3

7

Парень напоминал испуганного ребенка, на которого кидается дикий зверь, которого он боится. Дэвид даже ощутил некоторое, колющее, чувство в вины, когда поглядел в глаза незнакомцу. Совсем еще молодой, и правда дите. Как там говорится "солдат ребенка не обидит", а Унгер сейчас ведет себя отвратительно и он это понимает. Тяжело вздохнув Дэвид убрал пистолет в карман разгрузки на левой стороне груди, застегнув клапан.
- Если я тебя сейчас застрелю, то всю кабину обрызгает твоими мозгами и кровью, и желай я тебя убить не приказал бы всей колонне остановится - сообщил полковник быстро отстраняясь - Не слышал и не видел такого
Имя мальчишки ему было незнакомо. Может где-то на базе о нем знают и он есть в списках тех же пленников, но лично Дэвиду Эндрю не был знаком. Когда приедут на базу то обязательно поинтересуются в архиве.
- Ты искал одного брата, а потерял другого - зло оскалился Унгер отодвигаясь подальше на сидение, со стороны косясь на юношу. - Не находишь это своей ошибкой?
Для Дэвида это было какой-то глупостью. Пойти искать кого-то, а затем стать причиной гибели второго, тебе дорого человека, заведя его в болото. И так было понятно, что назад он не вернется. Тут гибнут десятками, а то и сотнями. Даже трупы редко всплывают. Кости же растаскивают мутировавшие звери по всему болоту.
- Ладно, не рыдай, как девочка - смилостивился Дэвид начиная воспринимать спасенного парня совсем по-другому. Мысленно полковник представил себя на его месте, подумал о том, как повел бы себя его потенциальный сын, и как-то прекратил злиться. - Поищем на нашей базе, если его там нет, значит и в живых тоже.
Конечно, мальчика могли захватить в плен, но когда спросили имя и фамилию он мог сказать не свое, а выдумать. Но все таки шанс есть, хоть и не такой уж большой, скорее призрачный. Унгер может дать этому юноше надежду отыскать хоть одного брата, ибо понимал, в каком состоянии тот. Еще он не понимает до конца, что именно сделал с братом, последним, который недавно утоп в болоте, но скоро придет осознание и тогда придет настоящая боль, которую заглушить будет очень трудно. И она никогда не уйдет, а навсегда останется с ним. Несколько миль Дэвид уехал молча, отодвинувшись и поставив локоть на край дверцы машины, ощущая как она покачивается при каждом движении, но вскоре подал голос.
- Как тебя зовут? - спросил полковник поворачивая голову в сторону юнца - Ты вообще знаешь куда едешь и кто мы такие?
Вообще странно не знать кому принадлежат болота. Аномалы появились уже около двух лет назад и о них хоть и известно не особо много, но знающие люди могут сказать пару нелицеприятных слов о встрече с ними.
- Ты попал к Аномалам, мальчик, если будешь себя вести прилично, то сможешь дожить до утра - заверив его Дэвид поглядел куда-то в окно, сразу же вцепившись в карман где лежали сигареты. Делиться с кем-то Унгер даже не думал. Он не готов давать кому попало дефицитный товар. Закурив мужчина сразу же вдохнул терпкий дым в легкие, выпустив его через нос.
- Окно приоткрой со своей стороны - скомандовал полковник водителю и тот быстро послушался. Снаружи сразу же хлынул прохладный ветер с примесью тины, затхлости и воды, к которому примешался аромат сигарет, которые курил Унгер. Он много курил и довольно долго, но не испытывал проблем со здоровьем. Отростки, до этого дремавшие где-то на сидение за его спиной медленно разгладились и две из них скользнули вниз, к ноге, слегка повиснув на ней и обившись.
- Мы спасли тебя и не собираемся так просто отпускать. За все нужно платить, потому придется поработать пару недель на нашей базе, а потом мы подумаем что с тобой делать - обратился вновь Дэвид к схваченному парню - Определись пока чем ты бы смог заниматься и кем хотел бы работать. У тебя есть специальность?
Не успел полковник допросить до конца незнакомца, как машина остановилась, с бетонных стен базы прямо на колонну ударили яркие прожекторы. Скоро пойдут дальше, осталось совсем немного. Пока назовут пароль, пока то да се. Дэвид протяжно вздохнул и, уцепившись за ручку двери, дернул ее, чтоб вылезли наружу. Остановившись на подножке мужчина крикнул часовым, продемонстрировав свою винтовку. На ярком свете отростки отливали черным цветом. Только у полковника были такие приспособления. Загремели тяжелые, стальные ворота и через минуту броневик двинулся вперед. Дэвид не стал закрывать дверь, а проехался на подножке, уцепившись одной рукой за край машины. Броневик ехал впереди всех и потому заехал внутрь, на площадку, первым, следом за ним все остальные, в том числе грузовик с людьми. Покачиваясь он проехал мимо броневика, а внутри были слышны тихие стоны и вскрики, связанных пленников. Унгер спрыгнул на землю и, обойдя броневик, вытащил с другой стороны спасенного парня, грубо схватив того за одежду.
- Можешь вдохнуть полной грудью, малыш, тебя здесь никто не съест - прозвучало это как-то не особо уверенно, да и Дэвид как-то странно скалился, поддевая верхними зубами немного свою нижнюю губу. Людоеду смешно об этом говорить. Он немного сегодня подкрепился кстати, можно забыть об этом на несколько недель, а может и меньше. Дэвид сам чувствует когда ему нужно утолить внутренний голод.
- Пойдем, я доведу тебя до архива и мы там спросим на счет твоего брата - когда Унгер поманил юношу за собой, солдаты принялись разгружать грузовик, прежде сняв с него плотный брезент и мелкую сетку. Все люди были связаны. Женщины, мужчины, дети, пожилые люди - все они были безумно напуганы. Все те, кто смог уцелеть в бойне, устроенной Аномалами. Многие из солдат были с физическими дефектами видными внешне, а другие нет, вроде люди как люди, а на самом деле давно уже нет.
- Придется немного освоится, прежде чем ты поймешь, что у нас довольно хорошо жить - вальяжно уложив ладонь на плечо парня Дэвид подмигнул его. - Мир уже давно укатился в самую глубокую жопу и теперь главное не стать добычей, а быть охотником.
Полковник повел парня на базу. Им пришлось миновать несколько коридоров, а так же целый корпус. Здесь было несколько уровней и даже лифт. Самые важные помещения находились ниже уровнями и до них можно было либо дойти по лестнице, либо спуститься на лифте. Вроде с виду и не скажешь, что огромная база, а внутри целый, маленький, городок из стен, комнат и коридоров. Тепло, уютно, чисто. Каждый день здесь убирались поломойщики, большая часть из которых были людьми. Им нужна была крыша над головой, чистая одежда и еда. Они больше ни в чем не нуждались и работали только ради того чтобы жить.
- У нас здесь каждый делает ту работу, которую может. Бездельников мы не приветствуем. Кто-то занят за бумажной работой и отчетностью, кто-то в рейдах. - дал понять парню Унгер, следуя рядом, чеканя шаг и тихо гремя армейскими ботинками. - Кто не работает, тот не ест. Знаешь такое выражение?
Последнюю фразу Дэвид произнес обернувшись в сторону юноши, при этом улыбнувшись, но уже не так кровожадно и страшно, как раньше. Когда подошли к двери, с надписью архив, Унгер даже не стал стучаться, а сразу же влетел внутрь.
- Мне нужны списки пленников, которые сейчас у нас есть на базе и работников, которые пожелали остаться. Всех людей, что есть в данный момент
Унгер скользнул в сторону стула и уселся, закинув ногу на ногу. Девушка, которая сидела за столом напротив, была с нежно-розовой кожей и глазами цвета ясного неба. Ее волосы были тоже розовыми, опускаясь между небольшими наростами на голове, похожими на рога. загнутые, как у барана. Ну прям демоница из какого-то фэнтези, только реальная и странная.
- Сейчас, полковник, все будет - кивком головы начальница архива сразу же кинулась исполнять приказ. Она встала и подошла к полкам, принявшись там лазить.
- Красивая правда? - шепотом спросил спутника Дэвид, делая движение бровью в сторону спины мутанта - Сейчас поищет тебе твоего брата, если он у нас, значит у нас.
И вообще что стоять, как истукан.
- Садись. Напомни, сколько лет твоему брату.

+1

8

Легче, разумеется, не стало. Перси, несмотря на своё подавленное состояние, на то, что он был буквально в шаге от истерики, слишком хорошо осознавал своё положение: пусть сейчас этот человек и убрал пистолет от его головы, сославшись на то, что кабину обрызгает – чистоплотный какой – ничто не мешает ему привести свою угрозу в исполнение в любое другое время. Хотя лучше бы, конечно, сейчас, пока Перси ещё толком не испугался. Пока ему самому отчаянно хочется пустить себе пулю в лоб.
Никогда он не понимал людей, которые заканчивали свою жизнь самоубийством – это попросту не укладывалось у него в голове. А теперь вон как всё обернулось.

Ему хотелось зажать уши ладонями и закричать изо всех сил, лишь бы не слышать того, что ему говорили. Как будто он сам не винил себя в произошедшем, честное слово! Но что ему было делать в той ситуации? Оставить Фрэнсиса с людьми, которых он едва знал? Или забить на поиски Эндрю, который скорее всего находился в большой опасности? Знал бы кто, как у Перси разрывалось сердце, когда нужно было покинуть поселение Хатча и отправиться дальше. Вот вроде бы они и нашли место, где их готовы были приютить, но совесть отчаянно не позволяла там остаться насовсем. Продолжать жить, будто бы ничего не случилось, в то время как с Эндрю происходит чёрт знает что – Перси никогда в жизни себе бы этого не простил.
Естественно, что он винил себя. Естественно, что он считал это ошибкой. Так больно ему ещё никогда не было. Перси не представлял, как ему быть дальше. Как жить с подобным грузом, что по твоей вине пострадали не один, не два, а три брата. Что ты обещал матери заботиться о них, а в итоге так облажался с этим обещанием. Если родители живы, и он когда-нибудь снова с ними встретится, то как им смотреть в глаза?..

Перси, – тихо отозвался он на вопрос об имени, – Перси Ирвинг.

Он почувствовал рядом какое-то шевеление и заметил несколько отростков, напоминающих длинные гибкие щупальца, которые спустились к ногам мужчины и где-то там же и замерли. Судя по всему, отростки были частью его тела, и Перси от этого зрелища невольно передёрнуло. Значит, перед ним всё-таки мутант. Скорее всего все эти люди – мутанты.
Перси догадывался, к кем он попал. По сути всё, что он знал об Аномалах, основывалось на чужих рассказах, но этого вполне хватало, чтобы составить о них некоторое представление. И, скажем прямо, перспективы у Перси были такие себе. Как и у Эндрю, если его угораздило попасть к Аномалам – у братца был довольно острый язык, а такое мало кому нравится. Особенно сильным мира сего.
Знаю, – ответил Перси, взглянув мужчине прямо в глаза, – вы мутанты. Нападаете на поселения, разоряете их, убиваете людей, держите их в плену. Всё верно?
Он прекрасно понимал, что подобным образом очень сильно нарывается и за дерзость его тут никто по головке не погладит, но ненависть к подобным людям уж больно глубоко укоренилась в его сердце. Он ненавидел таких уродов, которые считали, что им всё позволено, что они могут врываться в чужие убежища и забирать всё, что плохо лежит. В том числе и людей. Ненавидел по той простой причине, что когда-то почти точно такие же ублюдки – пусть их и отличало от мутантов как минимум наличие отростков и далеко не такая мощная техника – буквально сломали жизнь ему и его братьям. Разрушили их семью. Отобрали самое дорогое, что у него когда-либо было. Хуже того – Перси от начала и до конца видел, что творили с его матерью.
И он не мог просто взять и выйти, чтобы спасти её. Их бы тут же убили, всех четверых, а мамина жертва была бы напрасна. Потому она и закрыла их в той кладовке и велела ни в кое случае не выходить. Она знала, на что идёт – только вот Перси это ни капли не утешало.

Он, на самом деле, мог бы ещё много нелицеприятных вещей сказать, если бы не чувствовал себя настолько уставшим и измотанным. И уже огрызаться на то, что его, видите ли, просто так теперь не отпустят, не стал. Его разве что слегка поставил в тупик вопрос по поводу «специальности». Вот, спрашивается, как он должен был ответить? Перси с братьями никогда не жил в анклавах или поселениях – там они обычно надолго не задерживались. Максимум могли переночевать и всё, с рассветом снова в путь. И тогда приходилось заниматься вообще всем подряд. Если с Томми он ещё как-то худо-бедно разделял обязанности, поручая брату в основном присмотр за лагерем и младшими, то после его смерти груз ответственности только увеличился. Заниматься приходилось вообще всем подряд: от охоты до помощи всё тому же Фрэну с его многострадальной ногой. Не то чтобы у Перси была какая-то конкретная «специальность». Скорее он привык каждый день решать всё новые и новые проблемы, которые лились на него, как из рога изобилия.
Однако ответить он всё равно не успел – броневик остановился, в окна ударил яркий свет прожекторов, отчего Перси невольно зажмурился, а мужчина с отростками поспешил куда-то деться. Затем Перси громкий грохот, после чего машина снова двинулась вперёд – должно быть, они въехали на территорию базы. Дороги назад больше не было.

Мужчина потянул Перси наружу, и он невольно оглянулся по сторонам, пытаясь понять, куда его вообще занесло. Увидел, как с грузовика снимали брезент и сетку, потом принялись выводить оттуда связанных людей – мужчин, женщин, детей... Некоторые из них по виду были даже младше, чем Фрэнсис с Эндрю, и от этого Перси больно кольнуло сердце: разве так можно вообще?.. А если Эндрю тоже был здесь – с ним так же обращались? Как с пленником, как с каким-то скотом, с которым можно делать всё, что заблагорассудится? Он сжал ладони в кулаки, стиснул зубы и поспешил отвернуться – слишком тяжело было на это смотреть. Вдобавок на его плечо легла рука мутанта – вроде как и вальяжно, почти беспечно, а вроде как и с намёком, мол, никуда-то ты отсюда и не денешься, парень.
Перси молчал. Видит бог, ему потребовалось много терпения для того, чтобы пропустить мимо ушей фразу про охотников и добычу, а не огрызнуться и не высказать всё, что он думает об этом человеке.
Легко рассуждать о таких вещах тому, что на месте добычи никогда не был.

Оказавшись на базе, Перси тут же почувствовал себя маленьким, слабым и жалким. Ему казалось, будто все взгляды направлены на него, будто каждый вокруг знает, каким образом он тут очутился и что с ним произошло. Плечи тут же напряглись, Перси слегка сгорбился и упёрся взглядом в пол.
Одно хорошо: мужчина, как и обещал, привёл Перси в архив и тут же потребовал у какой-то розоволосой рогатой девушки списки людей, находящихся сейчас на базе. Перси во все глаза уставился на девушку, потому что, честное слово, прежде он такого никогда не видел. Даже не сразу отреагировал на приказ сесть.
Он сел на стул, слегка вытянул вперёд подрагивавшие в колени ноги и обратил внимание, что с него на пол тут же натекла грязная вода. Ну, логично: он, считай, полдня проторчал по пояс в болоте и вымок буквально насквозь. Впрочем, сейчас это мало волновало. Взгляда от девушки Перси почти не отрывал – где-то внутри него сейчас теплилась надежда, что Эндрю действительно здесь, что сейчас они встретятся и всё будет хорошо... Чёрт возьми, поскорее бы она принесла эти списки!..
Шестнадцать, – отозвался Перси, – им обоим было шестнадцать. Близнецы.
Он вдруг вспомнил о ещё одной крайне важной вещи.
А ружьё? – тут же спросил он, – у меня с собой была охотничья двустволка. Где она сейчас?..
Понятное дело, что так просто ему оружие не вернут, раз уж он тут на правах пленника. Пока что Перси просто хотелось знать, не выкинули ли мутанты вещь, которая столько времени прочно связывала его с домом. Которая буквально была единственным напоминанием об отце.

Знал бы Перси, что всё так обернётся – ни за что бы не стал так опрометчиво прекращать с ним общаться. Отцовской поддержки ему сейчас катастрофически не хватало.

+3

9

Шестнадцать подумал про себя Дэвид, прикидывая себя в подобном возрасте. У него была мать, отец, он ходил в школу, учувствовал в соревнованиях, общался с одноклассниками, целовался с девушками, но не бегал по болотам цепляя по дороге гнус и драпая от каких-нибудь мутантов заодно. То время было совершенно другое. За четыре года все изменилось слишком кардинально, что даже Унгеру, который, казалось бы, прожил полвека в прошлом мире, было трудно вспомнить какого это просто наслаждаться, а не выживать. Этим детям, которые, скорей всего, уже давно погибли, пришлось научиться жить в новом, опасном мире, к которому не каждый был приспособлен как следует. Унгер лишь давал Перси какую-то надежду, но догадывался, что тот никогда больше не встретит своего брата. По крайней мере живым. Может быть где-нибудь в виде зомби или зеро, вполне.
- А тот, что утоп в болоте, он - особой тактичностью альфа не отличался обычно и решил спросить прямо. - Тоже твой брат? Близнец того, кого ты сейчас ищешь? Или он просто твой друг?
Девушка все рылась в архивах, открывая полки и Дэвид косился каким-то хищным взглядом на ее округлые формы, цепляя губой свой верхний клык на зубах. Вскоре мутант вернулась к столу и положила перед Унгером папку со всеми, кто прибыл на базу последние несколько месяцев. Все, кто был людьми. Они работали на базе или находились в клетках, ожидая переправки в бартерный город.
- У нас нет никого такого по возрасту - произнесла девушка усаживаясь на свое место, напротив начальника. - Есть пару мальчиков семнадцати лет. Вполне возможно это может быть кто-то из них.
- Могли просто наврать и добавить себе пару лет - кивнул сам себе Дэвид открывая папку. Такие документы немного надежнее, чем электронные. Никто не знает когда произойдет сбой в системе и вся информация на компьютерах сотрется. К тому они недолговечны. Техника, постепенно, устаревала и выходила из строя. Найти какие-то запасные части для компьютеров было задачей не из легких. Детали либо проржавели, либо испортились на складах и магазинах.
- В данный момент мальчиков подходящего возраста у нас лишь пять человек. Трое из них работают на базе, а остальные пока содержаться в клетке.
- Наверное это еще и разброс по возрасту. - предположил Унгер, открывая папку и доставая из нее десять листков с кратким досье на каждого. Каждый из них он положил перед Перси, раскидав получше в разные стороны. Фотографии были черно-белыми, под каждой имя, возраст и любая информация могла быть ложной. Близнецов среди них не было, да и шестнадцатилетних тоже. Семнадцать, двадцать, двадцать два, девятнадцать, еще раз семнадцать...Никто из них имя Эндрю не назвал.
- Посмотри, может быть это кто-то из них. Больше у нас нет подростков, только взрослые - Дэвид ткнул пальцем в край одного из листков - Его твоего брата тут нет, значит у нас его не найти. Небось давно погиб уже, а ты лишь зря рискуешь своей жизнью.
Отдавать двустволку Унгер даже не думал. Он отдаст распоряжение потом чтобы она пока полежала в оружейной, а затем, может быть, Перси ее получит, но ходить с ней по базе ему никто не даст, пока он не докажет, что от него не стоит ждать каких-то сюрпризов.
- Мы спасли твою жизнь и тебе придется остаться на нашей базе в течении двух месяцев, так я оцениваю ту помощью, которую ты получил от Аномалов, пока не отработаешь в полной мере. Затем можешь либо дальше тут проживать, либо отправится восвояси. Как только срок закончится, тебя выставят за дверь 
Ну тут Дэвид, конечно, врал, даже не моргнув глазом. С его базы уходят только вперед ногами, в ближайший болотный бочажок или же в мертвую воду с головой. Сюда приходят, некоторые, добровольно, но обратно уйти так просто нельзя.
- Есть еще девочки молодые, но я не думаю, что твой брат мог затесаться среди их рядов - отшутился Унгер ухмыльнувшись беззлобно
- Оставайся у нас. Мы найдем тебе работу, а лишние руки не помешают. Тебе выделят комнату, подселят к одному из подростков таких же как ты, временно. Возможно, ты даже захочешь стать одним из нас, причастившись мертвой водой и приняв ее дары, если, конечно, она сама тебя захочет принять.
Убитый человек становился мутантом не всегда, чаще всего обращался в зеро и нападал на всех, кто видит, исключая таких же мутантов, потому что их он не воспринимал живыми. Кровь мутантов черная и на вкус не особо то и вкусная, по крайней мере для зеро.
- Оружие будешь получать свое когда окажешься снаружи. Вполне возможно из тебя выйдет неплохой проводник по Болотам. - вдруг произнес Дэвид, который мысленно уже, в некотором роде, жалел парня и прочувствовал некоторую боль и ситуацию, в которой он оказался не по своей воле.
- Мне жаль твоего брата, но бессмысленными поисками ты ему не поможешь, лишь загубишь самого себя. У тебя же никого не осталось, а так ты можешь помочь не только себе, но и другим выжить.
Тонким психологом Унгер никогда не был, но у него на базе было несколько мутантов, которые могли влиять на сознание особым способом, хотя говорил так, как думал. Дэвид принюхался, поведя носом, потом нагнулся немного и поглядел на то как с Перси на пол капает вода. Вот теперь уборщицу звать придется из-за него.
- Тебе нужна новая одежда, а перед этим принять душ. Если согласен, то я, так уж и быть, проведя тебя по базе лично. - Дэвид демонстративно закатал рукав и поглядел на водонепроницаемые часы у себя на запястье. Сегодня ему заниматься нечем, разве что пойти проверить пленников, сегодня захваченных, да узнать что там да как, ну или лечь спать до завтрашнего утра. Время то уже ночь. Так что альфа может уделить часок Перси и рассказать ему о группировке.
- Отказаться от предложенного никак нельзя - сообщил Дэвид поднимаясь со стула и отряхивая ладонь об ладонь. В противном случае Перси пойдет в камеру к особо ретивым, к смертникам, и его либо завтра расстреляют за стенами базы, либо его лично убьет альфа. Выбор то не так уж велик.

+1

10

«Пока нет тела, надо искать», – в который раз вспомнились слова отца.

И его бледное, уставшее лицо после целого дня на ногах, когда в который раз приходилось прочёсывать окрестности в поисках пропавшего. Одного человека мог искать целый поисково-спасательный отряд с собаками, волонтёры, полиция и так далее. Искать несколько дней, чтобы в конечном счёте найти труп. Или вообще ничего – отец говорил, что этот вариант казался ему худшим из возможных. Когда есть труп, ты хотя бы чётко видишь, что именно произошло. Когда нет вообще ничего – остаётся только гадать.
Справедливости ради, бывали и дни, когда всё заканчивалось хорошо.
Одно «но»: Перси собирался провернуть поиски похищенного брата практически в одиночку. В условиях изменившегося климата и ландшафта. Затея, честно говоря, кажущаяся неосуществимой. И всё же это «надо искать» буквально въелось ему в мозг. Надо искать – потому что Эндрю наверняка ждёт, когда старший брат придёт за ним. Он пацан умный и здравый, он бы придумал, как подать Перси знак, чтобы он нашёл след. Просто сам Перси эти самые знаки пока что в упор не видел.

Близнец, – кивнул Перси, – Фрэнсис. Нас четверо братьев было. Я старший.
На мгновение он как будто даже воспрянул духом – мгновенно оживился, когда странная девушка подошла к главе Аномалов с папкой в руках. Аж глаза заблестели. Соврать насчёт своего возраста и имени Эндрю вполне мог: они, в конце концов, детьми полицейского были, от отца всяких историй наслушались, в том числе и наставлений о том, как в какой ситуации поступать. Наврать с три короба ради собственной безопасности Эндрю вполне мог, но фото... очень здорово, что у них тут в принципе были фотографии.

Вы держите их в клетке? Серьёзно? – выдохнул Перси, мрачно нахмурившись.
Он об Аномалах наслушался предостаточно, чтобы понимать – его сюда притащили не для уютного пикничка в кругу друзей. Но всё равно в голове не укладывалось: чтобы парней возраста Фрэна и Эндрю или даже чуть старше – и в клетку... Дикость какая-то. Это было как-то совсем за гранью понимания Перси, и уж тем более совершенно не добавляло очков в пользу Аномалов.
«Они мутанты. Не люди», – напомнил себе Перси, решив, что лучше бы тогда и ему держать ухо востро. Просто на всякий случай. И... если Эндрю действительно у них, то постараться сделать так, чтобы хотя бы его отпустили.
Но по мере того, как главарь перелистывал страницы в папке, надежда Перси стремительно таяла. Один лист, второй, третий – с чёрно-белых фотографий на него смотрели совершенно разные лица, но того самого, которое Перси искал, так и не было. Когда перевернулся последний лист, взгляд Перси снова потух, сделавшись, как и прежде, пустым и застывшим. Как будто у него за раз все эмоции насосом выкачали.

Его тут нет, – бесцветным голосом отозвался Перси, – нету.
Эндрю здесь нет.
Больше вариантов, где искать брата, не было. Болота и территория Аномалов остались единственной зацепкой, и в итоге долгий поиск так ни к чему и не привёл. След оборвался, идей, где ещё его можно искать, не осталось. Ни тела, ни каких-то знаков – вообще ничего.

Прав был отец, когда говорил, что это – худший вариант.

Когда столько времени и сил тратишь на поиск, чтобы в итоге ни к чему не прийти, отчаяние ощущается как-то особенно сильно и болезненно. У Перси было чувство, что после этого сил уже не осталось ни на что, даже на борьбу за собственную свободу. А что он может-то? Братьев не защитил, а сейчас и вовсе оказался на территории существ, которые запросто могут его убить и даже глазом не моргнуть. Что им от смерти одного-единственного человека? Не горячо и не холодно.

Последующие слова главаря доносились до него словно сквозь плотную подушку. Что-то там про два месяца отработки за то, что Аномалы вытянули его из болота – и при этом так и оставили там Фрэна, хотя Перси готов был у них в ногах ползать и умолять, чтобы брата вытащили. Удивительно, но у него это вообще никаких эмоций не вызывало. Как будто он в принципе перестал что-либо чувствовать. Типа эмоционального выгорания, что-то такое. Какая, в конце концов, разница, что с ним сделают? Спасибо, что хотя бы при первой встрече не убили, а то могли ведь. Даже сам главарь грозился, пистолет к голове приставлял и всё такое.
Может, было бы лучше, если бы выстрелил.

Что за работа? – тихо отозвался он, опустив голову и сжав виски пальцами – внутри словно всё гудело. 
Не то чтобы ему на самом деле было интересно, но... уж если его в самом деле собирались оставить здесь на два месяца, стоило хотя бы поинтересоваться – а зачем. Что от него может потребоваться Аномалам? Оружие, как он уже успел понять, ему так просто тут не выдадут, даже если он расскажет слёзную историю про последнюю память об отце – что-то Перси подсказывало, что за такие слова его скорее высмеют, чем посочувствуют, а подобного плевка он себе в душу категорически не хотел, оттого и промолчал. Может, сортиры драить заставят, чёрт их знает. Должен же этим кто-то заниматься, даже после апокалипсиса. Кто, если не пленный человек, верно?

Мёртвая вода? Что это? – насторожился Перси.
Он знал, что мутанты когда-то раньше были людьми, но в подробности того, как, собственно, мутантами становятся, никогда не вдавался. Как-то, знаете ли, не до этого было. Когда братья были живы, Перси обычно занимали более насущные вопросы: что они будут есть, где будут спать, где раздобыть чистой воды и так далее.

С чем точно поспорить было нельзя, так это с тем, что Перси нужна была новая одежда и душ. Он совершенно промёрз, только внутри самой базы хотя бы немного отогрелся, но нормальный горячий душ давным-давно стал казаться какой-то совсем заоблачной мечтой. Чаще приходилось обходиться дождевой водой или талым снегом. Хорошо, если на пути попадались более-менее оборудованные поселения, где их небольшую компанию могли приютить хотя бы на пару дней, только вот таковых было чертовски мало.

Кто бы сомневался, что отказаться нельзя – чай, его сюда не погостить пригласили, это Перси как раз хорошо понимал. И относиться к нему явно будут соответствующе. Как к чужаку, пленнику. Вопрос, конечно, как много правды в словах главаря насчёт того, что он отпустит Перси по истечению двух месяцев, но... он сейчас находился в таком состоянии, когда было глубоко всё равно.

Смерть Фрэна и поиск, завершившийся грандиозной неудачей, стали последней каплей. Перси просто сдался.
Два месяца так два месяца, – равнодушно вздохнул он, поднявшись с места, чтобы последовать за главарём, – мне всё равно идти больше некуда.

Отредактировано Percy Irving (2021-05-18 09:48:37)

0


Вы здесь » After Us » Прошлое » Болото печали [12.12.2023]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно