Привычный всем мир сгорел в огне. Ядерная война не только уничтожила миллионы жизней, но и разделила общество на простых людей и совершенно иных. От городов остались лишь руины. Теперь каждый выживает как хочет, и все знают, что новый мир слишком жесток и беспощаден. Главное теперь - выживание. Даже если ты обычный человек, и нет особых навыков и умений, ты обязан попытаться выжить. Шанс на выживание есть всегда и у всех.
Январь-февраль, 2024 года
Постапокалиптика, выживание
камерный проект, пассивный мастеринг; эпизоды; NC-17 (18+);
Дэвид
Дэв
Главный администратор, дизайнер. Можно обратиться по всем вопросам

After Us

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » After Us » Архив » Цветок на пепелище [11.01.2024]


Цветок на пепелище [11.01.2024]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ЦВЕТОК НА ПЕПЕЛИЩЕ
11 января 2024 года l поселение Волд, на юге нейтральных земель
https://forumupload.ru/uploads/001b/03/2c/3/t201000.png
Дэвид Унгер, Юнона Анабис
Аномалов не любят не только за то, что они мутанты, но из-за жестокие меры, которые они принимают по отношению к оступившимся. Рано утром на военную базу должен был прибыть грузовик с провиантом, доставленным из одного из поселений, выплачивающих дань за свою охрану и привезенное им топливо, как для обогрева, с помощью генераторов, так и для работы машин. Но грузовик прибывает пустым и Дэвиду доносят, что в деревне отказались платить, сославшись на какие-то проблемы на складе. Мутанты должны были получить мешки с зерном, но те, как сказали, почему-то оказались испорчены. Наира Голд - главная старейшина в деревне, сообщила, что кто-то совершил диверсию в ее поселении, и что она найдет кто это сделал, но ей нужно время. Только вот это ее проблема и ее людей, а не мутантов, которые уже исполнили свое обещание выделив не только топливо, но и немного патронов и медикаментов. Тогда Дэвид решает, что пришло показать людям, что означает не исполнять условия договора, заключенного на мирных и приемлемых условиях.

+3

2

Это был огромный грот, по которому если проплыть, можно было оказаться в гигантской пещере. Посередине нее, то вздымаясь, то опускаясь, в темноте блестела черная субстанция. Внутри нее что-то шевелилось, так как тут и там поднимались бугорки и опадали впадины. Шепот, невыносимый, проникал в голову, но расслышать, что говорят десятки голосов, было невозможно. Женские, мужские, детские - они вторили в один тон. Темная, огромная амеба издавала эти звуки. Дэвид знал, что у этого существа много имен и всех их нельзя перечислить. Оно - хаос, легион, пустота, неопределённость и еще множество других эпитетов. Оно существует с незапамятных времен и причина эволюции всего живого. То, что оно делает с людьми - результат нового витка в истории. Так все было задумано, так и должно быть. Протянув руку вперед Унгер прикоснулся ладонью к бесформенной глыбе. Она словно поддалась к нему, опалив кожу теплом. В голове раздался четкий и бесполый голос: Ты - часть меня.
Дэвид резко открыл глаза, поглядев в бело-голубой потолок у себя над головой. Мужчина лежал на двуспальной кровати в собственной комнате, укрытый сверху одеялом, а вокруг не было ни стен пещеры, ни приторного, чуть сладковато-болотного запаха, который он запомнил навсегда, с того момента, когда перестал быть человеком. Со стороны стола раздалась громкая трель. Сначала один раз, потом еще и еще. Нащупав рукой будильник полковник хлопнул по нему со всей силы, да так, что несчастное устройство, прозвенев пару раз и прокатившись по столу, упало на пол с громким стуком. Ночь выдалась бессонной и беспокойной, Дэвид постоянно просыпался из-за кошмаров, снившихся ему на протяжении всего этого времени. Его часто посещали странные сны, особенно в последнее время. Уж лучше бы снились голые женщины, танцующие в бикини, прямо в облаках и на разноцветной радуге, чем то, что видит в снах военный. Прижав ладонь к лицу он протер рукой его и резко уселся с краю постели, постаравшись сделать это как можно более аккуратно. Чужеродные отростки, с которым Унгер привык за все это время, спокойно лежали поверх одеяла. Хорошо, что на них можно было хоть спать, и особого дискомфорта они не доставляли, наоборот, ими можно вообще было греться в холодную погоду. Впрочем, у Дэвида и без этого была повышенная температура тела и он помнит лишь тот момент, когда ему однажды стало очень холодно - после первого выхода из бункера базы, во время ядерной зимы. Дотянувшись до стакана, с уже потеплевшей за ночь, водой, полковник отпил немного, сделав пару глотов. В горле пересохло, а язык прилип к небу. Сейчас уже шесть утра, а значит, минут через пятнадцать, приедет машина с грузом. Хотя, видимо, прибыла она гораздо раньше. В дверь постучали. Дэвид даже легко мог представить кто стоит за ней. Поднявшись на ноги полковник, медленно, ступая босыми ногами по ковру, направился открывать дверь. В коридоре и правда оказался патрульный, дежуривший во дворе базы. На руках, на шее, на щеках того была какая-то красно-зеленая чешуя, непонятными пятнами покрывающая оголенную кожу тела. Глаза патрульного были с вытянутыми зрачками, как у ящерицы. Ничего удивительного, если ты проживаешь на территории военной базы и состоишь в группировке Аномалы. Здесь все такие, как этот солдат.
- Генерал - подал голос патрульный, вытянувшись по стойке смирно. По бегающими глазам Дэвид определил, что что-то не так. Но подчиненный молчал и Унгер нахмурился, собираясь уже спросить о цели визита солдата к порогу командующего. Правда задавать вопрос не пришлось, тот сам заговорил
- Грузовик пуст. Он приехал обратно без груза и продовольствия. - видимо говорить об этом патрульному как-то не хотелось, мало ли как отреагирует полковник на эту новость. Но тот повел себя спокойно, подавив всколыхнувшиеся внутри себя гнев.
- Я поговорю с водителем и охраной сам, а ты пока передай мое распоряжение остальным - бросил Дэвид облокачиваясь плечом об дверной проем, при этом поглаживая подбородок двумя пальцами. Значит полковник оставит на базе заместителя, а сам отправится разбираться с поселением, которое бросило группировке некий вызов. Эти отказы платить за проявленную доброту - это плевок прямо в лицо их лидера. Если он не будет учувствовать в жизни группировки напрямую, не только отдавать приказы и командовать, то потеряет уважение среди подчиненных.
- Соберите отряд зачистки - скомандовал без промедления Унгер, увидев на лице солдата толику радости. Ну, естественно, без военных действий местные скучали как-то. Каждый намек на боевое столкновение мутанты воспринимали не только как спецоперацию, но и развлечение, способное развеять скучные будни в закрытом пространстве базы. Если генерал сказал, что нужно собирать отряд зачистки, значит деревне или анклаву придется очень трудно. Правда у них есть шанс обойтись малой кровью, но это если его решит предоставить сам командующий.
- Да, сэр - отчеканил патрульный, быстро развернувшись, и бегом кинувшись по коридору. Дэвид хмыкнул, чувствуя как один из отростков обвивает его левую ногу. - А мне нужно привести себя в порядок и переодеться.
Унгер проговорил последнюю фразу куда-то в пустоту, ни к кому н обращаясь, после чего, спиной назад, вошел в комнату, и закрыл дверь. Есть пока не хотелось. Унгер мог питаться всего раз в четыре дня, при условии того, что он сможет иметь доступ к поеданию человеческой плоти, раз в неделю. У Дэвида как раз имелся запас, в камере смертников. Хотя и другую возможность "перекусить" он никогда не отпускал.
На базе, у каждого мутанта, имелась своя небольшая комната со всем необходимым. У генерала, как лидера, она была в два раза больше, но, впрочем, наполненная тем же самым: шкафом, кровью, столом, стульями и диваном, а так же отдельной душевой и со вмешенным с ней санузлом. В довоенное время такие комнаты звались квартирами-студиями. Кухни не было, потому что на базе еле в столовой. По желанию можно было принести поднос к себе в комнату и здесь есть, конечно. У Дэвида так же имелся свой персональный компьютер, без интернета, конечно, но соединенный связью с остальными на базе, в том числе и с пунктом охраны. Почистив зубы и умывшись, Унгер облачился в военную униформу. Оружие и остальное он получит в оружейной. Пистолет и пару боевых ножей полковник хранил у себя в комнате, но так, на всякий случай. Сейчас они ему точно не понадобятся. Выйдя в коридор Дэвид набрал код на специальной панели и замок щелкнул, закрывшись. Тут был и простой, обычный, с ключом, в случае если отключалось электричество. Но им редко Унгер пользовался, да и не за чем. Около стены, в пяти метрах от двери в комнату Генерала, стояли четыре солдата, правда выглядели они очень странно. Их лица напоминали черепа, но если приглядеться, то можно было заметить, что это тканевые маски с прорезями для глаз. Дэвид подошел к этим странным солдатам, на головах которых уже были одеты тактические шлемы, а они сами облачены в военную униформу. Отростки, спокойно мотающиеся в воздухе около полковника, вытянулись, став чуть тоньше, чем раньше. Потянувшись, по одному, к стоящим фигурам, они присоединились к каждому со стороны спины. За мной отдал приказ Дэвид и пошел по коридору.
   Издалека, приблизившись к оружейной (еще ее здесь на глаза называли лавкой), полковник увидел как подчиненный беседует с молодой девушкой.
- Это ты чем здесь занимаешься!? - рявкнул во все горло Дэвид с такой силой, что солдат вздохнул. Девушка, испуганно заозиравшись, кинулась бежать, оставив своего партнера огребать в одиночку. - Что ты тут устроил? Тебе не хватает женского внимания? - продолжил отчитывать подчиненного Унгер, подходя все ближе - Тогда занимайся непотребством вне дежурства, в свободное время и сколько угодно, а здесь, будь добр, сохраняй бдительность.
Мужчина лет тридцати только кивал, на слова полковника, а тот понимал, что даже если с ним соглашаются толку от этого нет. У солдата все равно пусто в голове. Небось в бордель попасть не может, потому что запись до него еще не дошла, а значит желает склеить девушку на базе. Дэвид тихо фыркнул, поправив край бело-седой пряди волос на голове, сдвинув ее в сторону.
- Разгрузку, рацию, четыре гранаты, мой пистолет и штурмовую винтовку, быстро. - отчеканил громко Унгер, ожидая, когда ему все выдадут. - Дежуришь еще и завтра.
Судя по лицу солдата ему этого точно не хотелось. У него должен был быть выходной, а вот сейчас все так изменилось стремительно в планах. Он только пригласил девушку выпить в баре. Оружейник переложил на металлической стол перед собой все требующиеся Генералу. Тот, покосившись на мутанта, сощурил один глаз и приметил, что у солдата лицо, словно он съел не дольку лимона, а целый фрукт.
- Да не кисни ты так, увидишь еще свою прелестную принцессу. Я пошутил. - Дэвид стянул со стола разгрузку и накинул ее на плечи, принявшись облачаться - К тому же всем нужно расслабляться иногда
Половник был строгим, но в меру, за это его любили. Да и что особого сделал этот солдат? Ну поболтал он с девушкой и что такого, это не повод его наказывать. Если слишком сильно приставать к подчиненным, они могут и обозлиться. Дэвиду не хотелось устраивать на базе игры на выживание и превращать ее в гадюшник. Они и так живут здесь слишком кучно. Девушку он узнал, она работала в отделе связи, тоже когда-то закончила военный колледж.
Уже на улице Унгер направился к грузовику, проехавшему лишь пару десятков метров от ворот, по бокам которых стояли вышки с часовыми. Такие же были и по всему периметру базы. Солдаты, которые должны были привезти груз, вытянулись смирно. Дэвид прошел мимо них и, откинув брезент, убедился, что в машине и правда пусто.
- Так что сказала старейшина? Дословно, доложите, сержант. - попросил Дэвид поворачиваясь лицом к водителю
- Она сказала, что у них на складе была совершенна диверсия. Кто-то облил мешки с зерном бензином, но не успел поджечь, потому что его спугнули часовые.
- Это их проблема, а не наша. Ты так и сказал?
- Да, сэр, именно так
- И она отправила тебя обратно, даже ничего не предложив взамен?
- Нет, сэр
- Можешь идти. - спокойно проговорил Унгер - Вы все свободы, пока не понадобитесь.
Тупая сука подумал про себя полковник, направляясь в сторону от грузовика, по направлению к воротам. Думал он, конечно, не о солдате, а о Наире Голд - женщине, управляющей тем поселением. Старая овца наверное подумала, что раз им всем выделили топливо, дали патронов (которые делают на базе) и лекарства (что синтезируют там же), значит ей проститься этот долг. Нет, так не бывает в жизни. Особенно сейчас, когда это все стоит дорого. У Аномалов не было своих ферм, но им нужна была еда. Конечно с рейдов привозили что-то, когда обыскивали города и руины, но этого было недостаточно, потому приходилось ездить в бартерные убежища или закупаться на стороне. Одно на другое, обмен на обмен - все просто. Теперь еще тратить время и топливо на поездку. Но Аномалы все спросят с должников в полном объеме. Заурчали двигатели, послышались сторонние голоса и прожекторы освятили ворота. Полковник отдал несколько приказам зеро и те первыми запрыгнули, в машину, а самому Дэвиду оставалось лишь заскочить на подножку остановившегося около него военного джипа. Следом за ними следовал броневик, с крупнокалиберным пулеметом, и еще около пяти машин, в том числе грузовик. Было еще темно, когда колонна выехала с базы, освещая себе путь с помощью фар и прожекторов.

+2

3

- Просыпайся давай! Нет времени спать! - это первое, что слышит Юнона, едва пробудившись ото сна.
Тело отзывается ноющей болью, отчего девушка, недовольно промычав что-то под нос, приподнимается, разминая шею и затёкшие плечи. Ещё не продрав глаза, она понимает, что спала не на кровати. Что происходит? К чему такая спешка.
- Уна! Я с тобой разговариваю!
Звенящий голос сестры вынуждает Анабис открыть глаза и окончательно проснуться. Вот она, высокая, статная, всегда самая лучшая во всём и с кого надо всегда брать пример, если верить словам бабушки. Глашатай Йоне, регулярно извещающая поселение о событиях в Волде и за его пределами. Всенародная любимица, хохотушка и оптимистка. Жизнерадостность этой девушки побуждает в народе веру в лучшее, и на время закапывает топор войны между селянами. Поводов для склок предостаточно. Одно только сотрудничество с мутантами расшатывает и без того сложное положение. Многие категорически против получать помощь от новой расы, их боятся, не зная, чего ожидать. Эта неопределённость и рождает страх, ненависть и нежелание подчиняться решению старейшины, что с каждым днём добавляет угля в междоусобное пламя Волда. До вчерашней ночи это не выходило за пределы словестных перепалок. Народ скандалил, и на это никто особо и не обращал внимания: пошумят и разойдутся, первый раз что ли? Однако, совершившееся этой ночью дало понять, что все угрозы, выкинутые раннее - не пустые слова. Так Юнона вспоминает, что произошло, окидывая взглядом донельзя знакомый склад.
Уна уснула прямо здесь, сразу после того, как с горечью констатировала, что растительное сырьё, которое было заготовлено для Аномалов в обмен на боеприпасы и лекарства, безнадёжно испорчено. Ночью кто-то пробрался на склад и совершил диверсию, облив зерно бензином. Кем оказался, или оказались эти некто, выяснить так и не удалось: мятежники сбежали, сверкая пятками, когда их спугнули часовые. О произошедшем сразу же стало известно старейшине, и Юнона, как первая кладовщица, была отправлена на склад, где должна была подсчитать, сколько мешков остались нетронутыми. Увы, с горечью констатировав, что злоумышленники успели испортить абсолютно всё сырьё, разочарованная Анабис так и осталась на складе, уснув сидя. На том же стуле она и проснулась, поднятая сестрой. В свете фонарика девушка успела посмотреть на часы: полдевятого утра.
- Ты так всю жизнь проспишь, Унка! - усмехается Дионна, оглядываясь.
- Иди в пень, - отмахивается в ответ младшая. - Аномалы уже приезжали?
- Приезжали. Именно по этой причине я тебя и подняла. Мать хочет видеть тебя.
Тихое, ещё спящее поселение едва виднеется в полутьме, ещё накрывающей пеленой ночи холодную земную поверхность. Ещё никого нет на улице, разве что часовые, сонно переплетаясь из стороны в сторону, патрулируют территорию Волда. Как будто ничего и не случилось, точно обычный рутинный денёк. Выйдет ничего не подозревающий народ из своих жилищ, а Йоне, выйдя из-за угла, известит какой-нибудь маловажной чепухе. Но нет. Сегодня - не тот день, и Юнона это понимает. Ей становится горестно от осознания, что Волд дошёл до такого. Что кто-то, защищая свои интересы и источая беспричинную ненависть тем, кто помогают в это трудное время, так подставил всё поселение. Анабис прекрасно понимает, что так просто всё это не кончится, и заплатить за пустой грузовик ещё придётся.
Дом Анабисов-Голдов находится в середине поселения. Весьма удобно, если хочется прогуляться и подышать воздухом, но крайне невыносимо, когда счет идет на секунды. Юнона переходит на быстрый шаг, обгоняя сестру.
- Да не тушуйся ты так! Не за тобой вина - не тебе от мамы отхватывать, - усмехается вслед Йоне.
В ответ Уна машет рукой, не сбавляя темп. Наконец, знакомый домик появляется в поле зрения. Увидев его, Анабис не сдерживается - срывается на бег. С виду и не скажешь, что это дом старейшины. Скромный и компактный, он не отличается от других ни снаружи, не по внутреннему убранству. Юнону встречает узкая гостиная, объединённая со столовой. Вдали виднеется арка, из которой еле заметно проглядывается крошечная кухонька. У левой стены - лестница на второй этаж. Там находятся единственная спальня и санузел.
Зайдя домой, Юнона сразу же ловит взглядом сидящую за столом мать. Осунувшаяся сорокалетняя женщина сидит, подпирая голову рукой и протяжно вздыхая. Волнуется. А как тут не волноваться, когда вдруг такое? И непонятно ещё, с чем разбираться первее: с бунтом в поселении, или экстренным поиском провианта для Аномалов.
Сняв курточку и вытерев ноги об отрез ткани, брошенный под входную дверь, как коврик, Уна медленно подходит к Наире со спины, медленно возлагая руку на её плечо. Наконец, женщина отрывается от тяжких дум. Входная дверь снова открывается, впуская запыхавшуюся Йоне. Наконец-то семья в сборе.
- Что скажешь, Унка? - тихо спрашивает старейшина.
Отвечать не хочется. Тяжело. Трудно осознавать, что Волд оказался в таком положении. Что самое обидное - нож в спину Наире и её семье воткнули свои же. Те, кому она поклялась верой и правдой служить, как матушка и лидерша. Та, кто взяла на себя ответственность в это тяжёлое время, принявшая все тяготы своей должности.
- Ты всё и без меня знаешь, мамочка, - так же тихо отвечает Юнона. - Они испортили всё.
- Мы отправили их ни с чем, - с грустью констатирует Наира. - Абсолютно ни с чем. Что же делать?
- Найти виновных и отдать их на мясо! - Йоне садится напротив, подкидывая монетку. - Или есть варианты гуманнее?
- Да тихо ты! Не видишь, дело серьёзное?
- Так и я серьёзно. Мысль ведь не плохая!
Юнона отмахивается, убирая руку с плеча матери. Спустя миг Анабис начинает хаотично бродить по комнате, слоняясь туда-сюда. В голову не приходит ни одна здравая мысль. В последний момент Уна подходит к столу, беря с него свой бумажный планшет, используемый девушкой для подсчета запасов. Какое-то время она шелестит страницами, вглядываясь в наименования и цифры.
- Дело гораздо хуже, чем мы могли представить. Мятежники уничтожили провиант для Аномалов, но что хуже - и наши запасы были безнадёжно испорчены. Не ими - до этого. Остались ещё мешки но сырьё прогоркло.
- Ну, горькую пшеницу можно и потерпеть, - пожимает плечами Дионна.
- Нельзя. Прогоркание вызывает не только мерзкий запах и вкус, но и денатурирует содержащиеся в зерне белки, вызывая пищевые отравления. Ладно бы просто это было гадко с органолептической точки зр...
- Ты можешь говорить понятным языком? А лучше вообще заткнуться? - буквально за минуту настроение Йоне перешло в гнев. - Проучилась в классе с уклоном на естественные науки на нашу голову!
- Тихо, обе, - прерывает ссору Наира. - Когда озимые взойдут?
- Ещё ждать и ждать. Месяц точно. Остаётся только жить на то, что запасли. Либо откупиться своими ресурсами от Аномалов. Но прежде чем это сделать - нужно конфисковать запасы у населения. Но тогда Волд настигнет страшный голод.
- Пусть знают, к чему привело их безобразное поведение. Но в Волде и так бунт на бунте. Добровольно нам запасы отдадут только лояльные, - подхватывает Йоне. - А их всё меньше с каждым днём.
- твоя мысль про виновных с одной стороны здравая, а с другой - роковая. Если отдадим людей - на нас ополчатся.
- Решим по ходу. А пока пусть Йоне разгласит о случившемся. Пусть люди знают, из-за чего им как минимум месяц жить на собственные запасы.
Синхронный кивок становится ответом, и Дионна сразу же устремляется к выходу. В доме снова застывает гробовое молчание. Юнона молча переглядывается с матерью, прекрасно понимая, что в ближайшее время покой Волду будет только сниться. Да и неизвестно ещё - останутся ли они в живых, когда Аномалы вернутся. Обе прекрасно понимают, что так не отделаются, и вскоре предстоит держать ответ. Быть может, удастся договориться на месте, в конце-то концов никому из выживших ничто человеческое не чуждо.
За глухой стеной уже слышится звонкий возглас Йоне, и оставшиеся члены семьи поднимаются с места, собираясь, чтобы выйти к народу.
Звонкий голос глашатая пробуждает сонное поселение, и возле центральной поляны уже собирается маленькая кучка народу. Звонкоголосая Дионна стоит на возвышении, специально сооруженном для неё, и с нескрываемыми злостью и обидой рассказывает о случившейся ночью диверсии. Этим она сразу же возмущает толпу.
- И поделом!
- Затухни! Из-за негодяев весь Волд останется без еды!
- Что намерена делать старейшина?
- Что будет дальше?
Вопросы и возгласы стали разлетаться по территории Волда хаотичной вереницей. Все стремятся перебить друг друга, быть услышанными. Дело едва не доходит до драк. Наира и Юнона наблюдают за этим со стороны, чуть поодаль. Глас народа перерастает в громкий шум, в котором с трудом улавливаются урывки фраз. В потоке голосов же Юноне удаётся поймать главное: сигнал, доносящийся со стороны ворот - "Аномалы едут!"
Вздохнув и в последний раз переглянувшись между собой, Наира и Юнона направляются в сторону ворот, чтобы встретить незванных, но ожидаемых гостей. Предстоит весьма трудный разговор, в котором всё и решится.

Отредактировано Juno Anabis (2021-01-15 16:32:10)

+2

4

Для населения Волда очень плохой новостью станет то, что к ним едет не просто бета-мутант, один из подчиненных полковника, а он сам, лично. Тут уж и спрашивать с бедолаг будут по полной программе. Больше всего Дэвид не мог терпеть неподчинения и всегда был готов подавить бунт еще в зародыше, даже самыми жестокими мерами. До подконтрольного городка Аномал доехали буквально за час, но только из-за того, что погода выдалась не особо благополучной. По болотам удалось проехать довольно быстро, потому что дорогу в группировке знали наизусть, а вот на территории нейтральных земель пару раз завязли в грязи. Видимо ночью прошел дождь и вся земля превратилась в липкую, вязкую и мерзкую жижу. Благо в колонне был броневик и с помощью него были вытянуты колеса джипов поменьше. Вся эта грязь не прибавляла Унгеру особого настроения. Так что к деревне Аномалы подъехали уже тогда, когда полковник был на взводе. Из его левого глаза, по щеке, пролегли несколько видных полосок черного цвета, похожие на слезы. Они застыли на его коже, блестя, как мазут. Остановившись на почтительном расстоянии от забора Дэвид, облокотив одно колено об крышу джипа, взирал через прибор ночного видения на поселение, высматривая часовых. Они были на месте. Если отдать приказ атаковать прямо сейчас, то может произойти просто бойня, ненужная и бесполезная. Уничтожить Волд всегда успеется, допустим, в следующий раз. Дэвид, убедившись, что никто не собирается обороняться особо, приказал людям выдвигаться. Ехали медленно, специально давая время людям за забором открыть ворота добровольно. У них снова есть выбор. Они могут сдаться и попытаться договорится, либо погибнуть смертью храбрых. С крыши джипа Дэвид, даже не слезая, перепрыгнул ловко на броневик и забрался повыше, встав около солдата за пулемётом. Колеса машин тихо шумели, давя грязь и проезжая лужи, блестящие тут и там.
- Если я отдам приказ атаковать, разворачиваешь пулемёт и начинаешь срезать всех людей, которые попадаться тебе на линии огня - произнес Унгер хватаясь левой рукой за край дула пушки, едва не соскользнув ногой в высоком ботинке со шнуровкой вниз, по железной корпусу обшивки, когда броневик чуть наклонился на одной из кочек.
- Ты понял?
- Да, сэр, есть открыть огонь по команде
- Вот и молодец, а сейчас ведем себя тихо, пока я разговариваю. - заявил тихо Дэвид поправляя шлем на голове, на котором спереди был прикоплен прибор ночного видения. Штурмовая винтовка в этот момент была закинута за спину полковника. Пока Аномалы продвигались вперед, ворота сами открылись настежь. Понимают, значит, совсем еще не дураки. Оказать здесь какого-то сопротивления вряд ли смогут. Мутанты, если пожелают, просто вырежут здесь все население от мала до велика. Бандиты сюда давно не заявлялись, хотя пока Аномалы не взяли Волд под свою защиту, периодически, пытались заявить на этот поселок свои права. Несмотря на высокие стены эта деревня считалась живущей сельским хозяйством, большинство тут мирные люди, хотя есть и стражи, которые охраняют ее от посягательств мутантов и бандитов. Для этого нужно оружие, а для обогрева жилищ и света топливо, а все это предоставляют опять таки мутанты. Дэвид никогда не просил с подконтрольных точек много, здраво рассчитывая их силы и возможности. Немного того, немного сего и набирается достаточно. Первым в ворота как раз и заехал броневик, на котором гордо стоял Дэвид, удерживаясь за край пулемета, дуло которого хищно взирало на столпившихся в центре деревни толпы людей. Прогремев двигателями все остальные машины, из колонны, заехали внутрь, аккуратно протиснувшись по бокам и остановившись сбоку. Уже отсюда, с броневика, Дэвид увидел Наиру, как ту, с которой, какое-то время назад, заключал договор о поставках и обмене одного сырья на другое. Дотянувшись до левого кармана загрузки полковник медленно достал из пачки одну сигарету, вытянул ее и зажал между зубами. Возникла гнетущая тишина. Воспользовавшись заминкой, Унгер соскользнул с броневика, спрыгнув на землю, и, выпрямившись, медленно вытянул штурмовую винтовку из-за спины. Два из четырех отростков обвились вокруг его правой ноги, а остальные ощерились, готовые кинуться по сторонам. Они напоминали ядовитых змей, гадюк, которые вот-вот бросятся на тех, кто их потревожит. На концах отростков горело оранжево-желтым цветом. Это светились стрикальные элементы в них. Быстро щелкнув зажигалкой Дэвид закурил, вдыхая теплый никотин в легкие, и выпуская дым через ноздри. Пристально, изучая старейшину, мутант смотрел на нее не отрываясь. Лучше бы она ничего не говорила сейчас, и не начинала, и Унгер надеялся, что ей хватит ума позволить ему сказать первому. Вдруг он поднял руку, взмахнув двумя пальцами вперед, и из кузова джипа выпрыгнули четверо солдат. Их форма, как и у полковника, была покрыта застарелыми черными пятнами и потеками. И в отличии от мутантов, от этих солдат несло ароматом болота, тины и сырости. Этот запах чувствовался на некотором расстоянии от них. Зеро не были людьми, не были мутантами, даже на зомби не особо походили. Обычно зеро нападали на людей, стоило тем появится на их территории, пытались отведать теплой плоти тех, но эти солдаты были словно живыми по-настоящему. Они вели себя словно солдаты, но были лишь марионетками, тупо исполняющими приказ хозяина. Быстро подбежав к Дэвиду, двое зеро встали справа, еще двое слева. Гибкие отростки полковника потянулись к ним, скользнули за спины, под одежду, и присоединились, перестав "гореть" на концах. Прикрыв глаза Унгер снова затянулся, сжав двумя пальцами сигарету около своих губ, после чего резко поднял взгляд опять на Наиру.
- Мы приехали забрать то, что нам причитается - заявил альфа нетерпящим возражения голосом. - Я надеюсь за то время пока мы добирались к вам, вы решили, что можете отдать взамен.
Дэвида не волновало состояние зерна в амбаре и по какой причине с ним произошла эта беда - за оказанную помощь нужно платить сполна. Группировка не нанималась быть "сестрами милосердия", тем более для людей.
- Когда я сюда приезжал первый раз, ты - Унгер указал сигаретой в сторону старейшины - Обещала, что сделка будет честной и справедливой. Получается, что ты обманула нас.
Полковник вздернув подбородок, вдруг поглядел на девушку, которая стояла рядом с Наирой. Эту красавицу он здесь не видел. Наверное когда Аномалы заключали договор со старейшиной, где-нибудь пряталась. У девушки было миленькое, красивое личико, выразительные глаза, аккуратный носик и невероятно огненные волосы, струящиеся по плечам. В груди где-то екнуло, сердце забилось сильнее, пропустив пару ударов. Именно так оно себя повело, когда Дэвид встретил свою первую супругу. В ореховых глазах солдата затеплился интерес, взгляд стал каким-то обжигающим, когда коснулся рыжеволосой. Впрочем, Унгер не стал долго смотреть и пылится на нее, а опять поглядел на старейшину. Полковник быстро приблизился вплотную к Наире и встал около нее, отчего и она и та, кто стоял рядом, могли ощутить запах сигарет, а так же аромат зеро, которые двинулись следом за ним, связанные отростками.
- Мы поможем тебе найти виновников, потому что располагаем некоторыми средствами для этого, но обыщем дома твоих людей и заберем все, что захотим, а когда посчитаем обмен равноценным - уедем прочь. Ты будешь прощена, но в следующий раз я сравняю твою деревню с землей, если ты нарушишь свое слово.
Дэвид поднял руки и быстро снял шлем, зажав его под подмышкой. У мужчины были, почти, темно-седые волосы, хотя некоторые пряди были белыми, выгоревшими. На рукаве каждого мутанта красовался трехголовый цербер - символ группировки.
- Девочку я заберу с собой, в счет уплаты - сообщил Дэвид, покосившись в сторону рыжеволосой. - Ее я увезу после всего на базу. Я вижу, что ей уже есть шестнадцать. Ей уже пора познакомится с прелестями взрослой жизни.
В голосе Унгера скользнули подозрительные нотки. Уж точно он это говорит не для того, чтобы вдруг взять и пристроить ее на работу в группировке.
- Будет жить со мной. - бросил спокойно полковник. Сейчас мир жесток. Нет времени для красивых ухаживаний и попыток завоевать сердце, особенно когда требуется продолжить свой род. К тому же ему тоже нужна женщина, потому что после смерти жены он ни с кем так и не сошелся, даже ради удовлетворения физических потребностей. - Сожительствовать
Несколько солдат из отряда, приехавшего в поселение, громко и грубо, засмеялись и Дэвид тоже ухмыльнулся, демонстрируя острые зубы с мощными клыками. На самом деле полковник сейчас немного лукавил. Даже изменив свою сущность, он оставался тем же, хоть и не до конца. Он не будет принуждать девочку к сексуальному контакту с собой, а обойдется с ней более цивилизованно. Расскажет, что ее ждет в группировке, что он обратит ее в мутанта и она останется с ним, станет его женщиной. Даже, может быть, он женится на ней. Хотя об этой процедуре лишь остались воспоминания. Желающих обрести свою половинку лишь записывают в брачную книгу и все, с той поры они официально муж и жена, по крайней мере, для группировки.
- Адамс, сержант, ко мне - рявкнул во все горло Унгер и из толпы солдат, вышедших из машин, выскочил молодой парень весьма интересной наружности. Его нос напоминал нос летучей мыши, в остальном, парень, как парень, такой же как и все.
- Показывай свой склад - кивнул Наире полковник, докуривая сигарету и бросая ее себе под ноги.

+

https://i.pinimg.com/originals/63/75/fe/6375fecff14818903c8c2a6bd8ded5ef.gif

+2

5

Тяжёлые ворота открываются, впуская внутрь машины непрошенных, но ожидаемых старейшиной и её семьёй гостями. Наира поначалу прищуривается, разглядывая мутанта, гордо возвышающегося с броневика. Глаза её не подводят.
- Дело дрянь, но надеюсь, он не откажется выслушать.
- Это кто? - спрашивает Уна.
- Их главный.
По телу невольно пробегает волна мурашей, и Уне остаётся лишь сглотнуть, наблюдая за предводителем мутантов. Весь заляпанный чернильными пятнами, спускающийся и достающий оружие. Юнона сразу же машинально делает шаг вперёд, чуть прикрывая собой Наиру. Сама же непрерывно глядит на мужчину. Из-за спины Аномала виднеются длинные отростки, которые сразу же заинтересовывают девушку. Многие из людей считают отличительные признаки жутким безобразием, нарушающим стандарты внешней красоты, но Юнона - одна из тех, кому индивидуальные черты нравятся. Недавно, в разговоре с Йоне, девушка даже призналась, что хотела бы стать мутантом хотя бы ради появления новых признаков, на что старшая лишь тихо прыснула, думая, что слова младшей - просто лепет.
С интересом рыжеволосая рассматривает и солдат Унгера, к которым тот "прикрепил" свои отростки. Сопровождение полковника оказалось безликим, серым, одетым одинаково и совершенно ни на что не реагирующим. Будто это просто сосуды, бездушные роботы. Юнона ещё не знает, что такое определение к зеро весьма уместно.
Здравствуйте, Дэвид, - произносит Наира. - Было решено отдать Вам личные запасы населения, а также... - женщина делает паузу. - Мятежников, что покусились на зерно. Но сначала их надо найти.
Наира не собирается противостоять. Не потому, что у неё нет на это достойного ответа, а просто потому, что она, как и её дочери, уважительно относится к тем, с кем заключила сделку. "все мы были людьми когда-то" - говорит она из разу в раз, тем самым подчеркивая полную лояльность к Аномалам.
- Я не намеривалась нарушать сделку и догадывалась, что Вы явитесь. Волд в Вашем распоряжении.
Юнона вздыхает, стоя рядом и чувствуя за собой толику вины в случившемся. Не будь диверсии, моно было бы отдать запас зерна Волда, но так как девушка сквозь пальцы смотрела на хранение, она упустила из виду влагу, из-за которой произошло прогоркание, сделавшее зерно не просто бесполезным, но ещё и ядовитым.
Уна бросает виноватый взгляд на Дэвида и замечает, что взор того направлен на неё. Во взгляде, который не перестаёт быть суровым и грозным, девушка вдруг замечает осколки некой теплоты, старательно укрытые под толстым слоем холодности. Девушка не может избавить себя от странного наваждения, и не сразу замечает, что полковник чуть ли ни вплотную приблизился к ней и Наире. В воздухе повис запах сигарет, от которого Юнона кашлянула. Табачный дым тут же перебил запах зеро, до этого девушке не знакомый. От новых ощущений её отвлекают слова Дэвида, обращенные к Наире. Он готов оказать помощь в поиске мятежников, но намерен обыскать дома и забрать то, что сочтет нужным. "Да пусть хоть весь Волд растащит! Может это хоть чему-то научит несогласных?" - в сердцах подумала Юнона, понимая, какой беды только что удалось избежать.
После этого Дэвид снимает каску, тем самым обнажая седые, чуть ли не белые волосы. Юнона даже успевает подметить, что этот цвет очень идёт Аномалу, да и сам мужчина отличается необычной, но не отталкивающей внешностью.
Следующие его слова заставляют вздрогнуть и её, и Наиру: Дэвид хочет забрать Уну к себе. Мысли сразу же начинают метаться в голове бешеной круговертью, сменяя шок на ужас, ужас на страх, а страх - в любопытство, и по-новой. Сквозь мысли Юнона слышит испуганное "Уна!", принадлежащее матери, и тем безжалостно кольнувшее юное сердце. Дэвид сразу оглашает, что хочет сожительствовать с девушкой, а значит, он её не убьёт и сможет обеспечить ей защиту. По крайней мере, так думает Наира. Она понимает, что среди Аномалов дочь будет в большей безопасности, чем здесь. Это, и факт, что рядом останется Йоне, немного успокаивает женщину, и она, наконец, кивает, отводя Аномалов в сторону склада.
Тот находится в середине поселения, и волей-неволей приходится обогнуть центральную поляну, где Йоне, с горем напополам, пытается заткнуть разбушевавшуюся толпу. Появление на горизонте Дэвида Наиры и солдат делает это за глашатая. Застывает тишина, и Дионна, оглянувшись, едва не сваливается со своего возвышения, когда на секунду пересекается взглядом с предводителем Аномалов. Его она уже видела, ещё тогда, как Наира заключила с ним сделку.
Громкие быстрые шаги прерывают тишину, и на поляне появляется Юнона. К тому времени старейшина, глава Аномалов и солдаты уже пропадают из виду за каким-то домом.
- Йоне, слезай. Мне... Нужно попрощаться.
После этого Юноне приходится ловить сестру, которая, оцепенев, всё же наворачивается с клятой платформы. После этого девушка отводит сестру в сторону, чтобы обрывки фраз не дошли до слуха толпы, которая и без того возмущена.
- Попро... Что?!
- Он заберёт меня, как уплату.
Видно, как меняется в лице Дионна. Как в этих, всегда веселых глазах, проскальзывает тревога.
- И ты пойдёшь? Не уговоришь его передумать?
Застывает гнетущее молчание. Конечно, попробовать можно, но Юнона не спешит. Она имеет косвенное отношение к случившемуся, потому, вопреки нежеланию расставаться с семьёй, она пойдёт. Искупит свою вину, да и к тому же забирают её не на опыты и не на каторжные работы, а как пару. Да и "сожитель" не плох собой, наружностью приятен, да и несмотря на повисшую вокруг него леденящую душу ауру отчего-то располагает к себе. Юнона замечает за собой, что ей даже хочется поговорить с ним, узнать его получше, пойти на контакт. Бояться и отмалчиваться - не её конёк. Уна - девушка, открытая для общения и весьма дружелюбная, охотно поддерживающая общение.
- Да, пойду. Заслужила.
Дионна в ответ качает головой, вздыхая. Сама бы точно не рискнула. В этом плане Юнона гораздо храбрее сестры.
- Идём, - произносит Анабис, - Надо на склад. - И сразу же срывается с места. Немного погодя, за ней идёт и Йоне.
До склада сёстры добираются довольно быстро. Они застают Наиру и Дэвида у мешков испорченного зерна.
- Это оно, - подтверждает Юнона. - Я лично отбирала его для вас. - признаётся сразу. - Когда всё случилось, меня на месте не было, часовой всё видел. Он спугнул мятежников, намеревавшихся поджечь эти мешки.
Юнона бросает взгляд на планшет, который всё это время держала в руке, и пролистывает до последней страницы.
- Семь мешков пшеницы, собранной в октябре. Ещё радовались, что урожай нынче богатый вышел, - с толикой грусти произносит Юнона, отходя в сторону и больше не тревожа мать и командира Аномалов.
Сейчас, пока она ещё здесь, она должна завершить работу по списанию со склада испорченного зерна. Дойдя до отдельного помещения, девушка резко распахивает дверь. Отвратительный горький запах, которым, кажется, насквозь пропиталась эта маленькая комнатка, ударяет в нос, заставляя сощуриться.
- Меня щас вырвет! - отрезает Йоне, придя в себя. Нет времени на сантименты - надо работать.
- Тоже семь. Делили всё честно и поровну, - девушка достаёт ручку, готовясь фиксировать данные. - Подойди и диктуй.
- Что диктовать-то?
- Данные о резкости запаха. Может хотя бы 15 процентов зерна еще можно спасти.
- Ты хочешь, чтобы я сдохла?! Оно воняет, как отборный яд!
- Так и есть, но всё же, вероятность есть. Давай быстрее, не ной. Мне уезжать скоро.
Глубокий вздох становится ответом. Нехотя, Йоне подходит, обнюхивая каждый мешок. Слов не надо - всё понятно по реакции.
- Не, тут уже ничто не спасёшь. Уфф, ну и вонища.
Снова застывает молчание. Слышно, как Юнона царапает ручкой по бумаге, фиксируя результаты органолептической характеристики. На секунду поднимает глаза на сестру, подумав, но тут же отбрасывает свою идею: и так с трудом согласившуюся проверить запах Йоне уж точно не заставишь пробовать ЭТО на вкус. Проще найти иголку в стоге сена.
- Очень жаль, - заканчивает Юнона. - После того, как уеду, ликвидируйте это. А кладовщиком Джона назначьте, справлялся, когда я болела.
С этими словами планшет с характерным звуком падает на столик, и туда же ручка. После этого Уна кивает сестре в сторону, где ещё недавно стояли Дэвид и Наира. Снова вздохнув, Дионна нехотя идёт за сестрой. Склад Уна знает, как свои пять пальцев, потому ей совершенно не составляет труда найти старейшину и предводителя Аномалов. Плетущаяся сзади Йоне идёт, хмурее тучи. Такой её Юнона никогда не видела. Всегда весёлая и улыбчивая, не унывавшая даже во время ядерной зимы, сейчас Дионна выглядит так, будто у неё умерла вся родня, и оставила в качестве наследства только болезнь, передающуюся из поколения в поколение, геморрой и старый гараж, который рухнет от любого чиха.
- Удалось что-то выяснить? - интересуется Юнона, подойдя ближе.

+2

6

Проследовав вместе с Наирой до склада, Дэвид, зайдя внутрь, сразу же ощутил противный запах, исходящий от груды мешков. Пахло бензином, а еще чем-то горьким, мерзким, сложно разобрать. Воняло здесь знатно, короче. От запаха даже в носу свербело. Унгер поморщился, мотнув головой, чтобы поправить прядь волос, потянулся за еще одной сигаретой из своего кармана разгрузки. Вытащив ее мужчина заложил сигарету за ухо, чтобы в следующий раз не копаться в многочисленных карманах. Солдат, которого он взял с собой, начал бродить по складу, что-то трогать, вынюхивать. Пару раз присел на корточки, щупая землю, потом снова заходил из стороны в сторону, разглядывая окружение, пытаясь найти хоть какие-нибудь следы. Дэвид не стал подходить слишком близко к мешкам, сейчас требовалось чтобы около них не терлось слишком много народу. Тут и так, вероятно, побывали посторонние люди. Вообще Аномалы прибыли сюда не только за этими жалкими мешками зерна. Их хватит то на пару дней от силы, чтобы покормить такую ораву на базе. Просто тут уже дело совсем в другом на самом деле. Власть, которую никто не имеет право оспаривать. Пожалуй, Наире тоже об этом стоит задуматься, раз ее люди способны идти против нее и пытаться учинить бунт таким образом. Кто-то хочет рассорить ее с мутантами. Это может стать поводом для открытого конфликта с ними. Какие-то безумцы, раз желают подобного.
- Генерал, я нашел следы - проговорил солдат-ищейка, быстрым шагом подходя к альфе, растирая что-то между пальцами - В этом запахе примешиваются следы навоза, горелой свиной шерсти и крови. Я думаю эти люди работают на скотобойне, либо держат свиней. Сейчас я попробую найти дорогу, откуда они пришли
- Давай, только попытайся скорее определить направление - Дэвид вдруг щелкнул затвором штурмовой винтовки. Раз уж старейшина не может разобраться, придется делать все за нее. Будь на ее месте мужчина, возможно, он был бы более лучшим управленцем и авторитетом, чем она. Впрочем, временами мужчины в этом хуже женщин. Так что не факт. И да, полковник не страдал сексизмом.
- Зерно, которое вы заготовили для себя, испорчено целиком. - произнес Унгер чуть поворачивая голову в сторону женщины, стоящей рядом с ним - Оно уже не пригодно для использования
Краем уха он слышал разговор девушек и ухмылялся про себя. Значит вот эта рыженькая и есть кладовщица. Какая-то она негодная для этого дела. Вот и догадалась же старейшина взять девчонку на подобную, ответственную, должность. Неужели дела Волда так плохи, что берут кого придется? Это поселение, получается, какой-то баласт. Скоро им придется самим защищать и обспечивать себя. С такой политикой ведения дел Наире и жителям Волда остается не так много. Они бесполезны. Но пока у них есть время, ведь Дэвид сейчас думал о том, что с паршивой овцы хоть шерсти клок.
- Да, узнали. - резко, с насмешкой в голосе отозвался полковник, пристально поглядев на возникшую перед ним девушку - То, что тебе нужно отстрелить ноги
Вот так вот, милая лисичка, жизнь жестока подумал про себя Дэвид, кивая солдату и тот направился на выход со склада. Здесь уже делать нечего. Разве только отравится от этого запаха. В горле першило, глаза даже начали слезится потихоньку.
- На месте твоей матери я бы так и поступил - серьезно заявил Унгер - Ты поедешь со мной, будешь жить в тепле и всегда накормлена, а твоя мать и ее люди будут голодать, помимо того, что они начнут мерзнуть, когда закончится топливо. Больше мы его не дадим.
И эта была чистая правда. Эта сделка последняя, пожалуй. Пусть теперь Волд сами справляются как хотят.
- Утилизируйте все это зерно, пока им кто-то не отравился - посоветовал Дэвид молча разворачиваясь и следуя за солдатом, который, дождавшись, когда полковник выйдет из ангара, пошел куда-то между домами. Унгер направился следом, а рядом с ним, чуть сзади, на натянутых отростках, шли четверо зеро в военной форме. Полковник как-то не проявил особого интереса больше к девушке. Пусть пока делает что хочет. Нужно разобраться с предателями, и найти их. Вообще ими должна заниматься Наира, но раз она не может, придется ей помочь. Все это время Дэвид чувствовал взгляды со стороны. Не только тех, кто высыпал на улицы, но и тех, кто прятался в домах. Краем глаза он замечал как дергаются шторки в окнах, видел тени внутри зданий. Люди, они не знали чего ожидать от приехавших к ним мутантов. Уж точно ничего хорошего. Солдат привел полковника к одному из домов на краю поселка. Обычное, одноэтажное здание. На заднем дворе громко хрюкали свиньи, свободно бродящие по огороженной для них территории. Значит все же сержант прав в своих выводах.
- Эй, на выход быстро - рявкнул Дэвид, но тут же раздался выстрел. Стекло в одном из окон разлетелось в дребезги и пуля просвистела едва ли не около ухом мутанта. Тот метнулся куда-то за ржавую машину, стоящую около, когда-то бывшего белым, забора.
- Пошли на хуй - раздался громкий крик из дома. Судя по всему мутантов тут ждали.
- Какой дружелюбный хозяин - усмехнулся себе под нос Унгер, вставая на одно колено и целясь в сторону окна. Придется штурмовать дом, ничего не поделаешь. Отдав ментальные приказы своим зеро, Дэвид, дождавшись когда отростки отцепятся от них, перекатился в сторону и принялся тупо палить в окно, отвлекая внимание. Тем временем солдаты, добежав до дома, ввалились через приоткрытую дверь. Послушались выстрелы, сначала один раз, потом еще и еще. Затем стало слишком тихо. Отростки, распложенные за спиной Дэвида, подергивались немного, вероятно, от волнения. Через две минуты показались зеро. Двое шли впереди, еще двое волокли за собой мужчину, от тела которого по земле оставалась алая дорожка.
- Твари, уроды - хрипел незнакомец хватаясь руками за развороченный живот, из которого выползли темные, извилистые кишки. Его подтащили к Дэвиду и тот сразу же навис сверху, чтобы разглядеть виновника
- Зачем вы испортили зерно на складе. У тебя на раздумья и ответ менее пятнадцати секунд, прежде чем я тобой займусь лично - заявил Унгер, пытаясь добиться правды. Здесь все не так просто и чисто, как кажется.
- Катись в ад - ответил мужчина, и полковник резко поставил ногу ему на живот, сдавливая вывалившиеся кишки армейским ботинком.
- Ааааа - заверещал от боли виновник и, захлёбываясь кровь, принялся говорить. - Нужен был бунт, чтобы сместить старейшину. Ее заказали, заказали. Меня и моего брата он поймал за тем, как мы прятали в подвале моего дома коробки с шоколадом и виски, которые отыскали в Денвере, на складе. Мы не хотели сдавать их в общак селения и собирались сами употребить. Черт, черт, это был он. Этот гад, все подстроил.
Дэвид никак не мог понять вообще о чем ему толкуют и не бредит ли этот человек, а потом разобрался в его слова.
- Какой гад, отвечай, умрешь быстро. У тебя рана в живот, будешь мучится долго
- Помощник старейшины, ищите его. Он нас шантажировал - на пенившихся от крови губах появилась гримаса боли - Мне же помогут? Помогут?
- Конечно, скотина, тебе помогут - пообещал Дэвид нажимая на курок и превращая голову мужчины в откровенные ошметки плоти. Хм, интересно, коробки с шоколадом и коньяк, они где. Это не то чтобы золотой ресурс, это даже платиновое место. Шоколад Унгер не встречал с самой катастрофы. Все, что было на полках магазином, пропало, испортилось из-за воздействия внешней среды. Даже в бартертаунах шоколад попадался настолько редко, что за него были готовы отдать все.
- Передай солдатам, пусть обыщут дом. Вскроют даже полы или стены, но найдут шоколад и виски - попросил полковник сержанта Адамса и тот бегом направился исполнять приказ.
- Наира, у тебя завелась в поселении крыса. Советую избавится от него, пока не поздно. Это могут сделать как мои, так и твои люди. Выбирай сама. Советую тебе самой в этом разобраться, потому что твой авторитет желает лучшего. С помощью показательной расправы ты покажешь своим людям, что не пустое место.
Дэвид больше не собирался подтирать за этой женщиной то дерьмо. Пусть свою задницу вытирает сама, а если не хочет - подохнет от дизентерии. Молча, спокойно, словно ничего не случилось, Унгер оставил около дома труп убитого и пошел к своим людям. Он отдал им приказ осмотреть все дома, а так же отправил пять человек в дом предателя, чтобы нашли уже мифические коробки с шоколадом и виски. И правда, сладкое могло еще сохранится. В прошлом Унгер знал человека, который работал на фабрике и шоколад там хранился огромными кусками, самый что ни есть натуральный. Вкусный. Дэвид уже давно не видел в глаза шоколад. Остановившись около броневика с открытой дверцей, полковник, облокотившись о край сидения спиной сложил руки у себя на груди. Отростки улеглись на само сидение, удобно собравшись в клубок. В этот же время солдаты принялись бродить по домам и искать что-то ценное.
- Эй, поди сюда, тебя как вообще зовут? - выследив взглядом рыжеволосую Унгер привлек ее внимание к себе.
- Сколько тебе лет стукнуло?

+2


Вы здесь » After Us » Архив » Цветок на пепелище [11.01.2024]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно